Действие попадающее под понятие гуманитарная интервенция

Предлагаем ознакомиться со статьей на тему: "Действие попадающее под понятие гуманитарная интервенция". Актуальность информации в 2020 году вы можете уточнить у дежурного консультанта.

Концепция гуманитарной интервенции: взгляд на проблему правомерности

Вопрос правомерности гуманитарных интервенций, как способа защиты прав и свобод человека, является предметом оживленных дискуссий. История полна примеров такого рода вмешательств: участие Уганды в конфликте в Руанде, операция Североатлантического Альянса (далее — НАТО) в Косово, свержение режима М. Каддафи в Ливии, и др. Существенной проблемой в этом вопросе является соотношение баланса между принципом суверенности государства, и принципом защиты прав человека [1].

Легального понятия гуманитарной интервенции не существует. Одно из наиболее полных научных определений рассматриваемого явления содержится в совместных докладах неправительственных организаций — Консультативного комитета по правам человека и внешней политике и Консультативного комитета по вопросам публичного международного прав. Они считают, что гуманитарная интервенция это — «угроза или использование силы одним или более государством в пределах территории другого государства с единственной целью остановить или предотвратить крупномасштабные, серьезные нарушения основных прав человека, которые имеют место или совершение которых в ближайшем будущем очевидно, независимо от гражданства, причем к таким правам в особенности относится право индивидов на жизнь, в случаях, когда угроза или использование силы осуществляются либо без предварительного получения полномочий от Совета Безопасности Организации Объединенных Наций (далее — Совбез ООН), либо без разрешения законного правительства страны, на территории которой интервенция имела место» [6]. Получается, что такое вмешательство происходит за рамками Устава ООН, то есть является нелегитимным применением силы — агрессией.

Размышления о правомерности вмешательства в гуманитарных целях зародились еще в XVII веке. Г. Гроций утверждал, что у каждого государства возникает право вмешаться в дела другого, если население, подавляемое или истребляемое, не в силах защитить себя от преследований своего правительства. Такая практика широко применялась в XIX веке, для защиты христиан от гонений, на территориях подвластных Османской империи [4].

Противники справедливо опасаются, что легализация гуманитарных интервенций станет новым способом перекроить карту мира, за счет расширения возможности применения военной силы. Кроме того, осуществление таких интервенций идет в разрез с политикой разоружения и мирного разрешения конфликтов, и, нередко, провоцирует массовое кровопролитие. Одним из самых ярких примеров, является операция НАТО в Югославии в 1999 году, когда под эгидой защиты албанцев, интервенция привела к нарушению территориальной целостности государства, отделению Косово и массовому изгнанию сербов.

В свете возникших вопросов, появились разного рода концепций, отражающие свой подход к применению вооруженной силы в целях защиты прав и свобод человека. В 2001 году Международная комиссия по вопросам вмешательства и государственного суверенитета, представила доклад «Ответственность по защите» («Responsibility to protect», «R2P»). Основная идея концепции состоит в том, что защита жизни человека лежит на самом государстве, и это является его приоритетной задачей. В случае если государство не хочет или не может брать на себя ответственность по защите населения, другие государства вправе сделать это за него.

Концепция содержит три основных элемента: ответственность за предотвращение конфликта (поиск коренных причин); ответственность реагирования (принимать соответствующие меры, в том числе меры принуждения, в крайних случаях военные); ответственность за восстановление (полное содействие по восстановлению причиненного вреда) [2]. Такая концепция в первую очередь была призвана не только отстоять интересы беззащитных, но и прекратить практику США и других стран НАТО игнорировать Совбез ООН и поводить интервенции сугубо по своему усмотрению.

Список использованных источников:

  1. Gareth E., Mohamed S. The Responsibility to Protect // Foreign Affairs. — November/ December 2002, vol. 81. no 6: 99-110.
  2. Report of the International Commission on Intervention and State Sovereignty «The Responsibility To Protect». [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://responsibilit.y-toprotect.org/ICISS %20Report.pdf
  3. Аннан К. Мы, народы: роль Организации Объединенных Наций в XXI веке. Доклад Генерального секретаря // Коммерсантъ. — 2000. — № 54.
  4. Грохотова В.В. Становление и развитие концепции «гуманитарной интервенции» // История государства и права. — 2010. — № 5. — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  5. Котляр В.С. Пределы допустимости силового вмешательства по гуманитарным конфликтам во внутренние конфликты в других государствах // Международное публичное и частное право. — 2012. — № 5. — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  6. Тарасова Л.Н. К вопросу о правомерности гуманитарной интервенции // Вестник Волгоградского государственного университета. — 2011. — № 1 (14). — С. 99-105.
  1. Gareth E., Mohamed S. The Responsibility to Protect // Foreign Affairs. — November/ December 2002, vol. 81. no 6: 99-110.
  2. Report of the International Commission on Intervention and State Sovereignty «The Responsibility To Protect». [Jelektronnyj resurs]. — Rezhim dostupa: http://responsibilityto-protect.org/ICISS %20Report.pdf
  3. Annan K. My, narody: rol’ Organizacii Ob#edinennyh Nacij v XXI veke. Doklad General’-nogo sekretarja // Kommersant#. — 2000. — № 54.
  4. Grohotova V.V. Stanovlenie i razvitie koncepcii «gumanitarnoj intervencii» // Istorija gosudarstva i prava. — 2010. — № 5. — Dostup iz sprav.-pravovoj sistemy «Konsul’tantPljus».
  5. Kotljar V.S. Predely dopustimosti silovogo vmeshatel’stva po gumanitarnym konflik-tam vo vnutrennie konflikty v drugih gosudarstvah // Mezhdunarodnoe publichnoe i chast-noe pravo. — 2012. — № 5. — Dostup iz sprav.-pravovoj sistemy «Konsul’tantPljus».
  6. Tarasova L.N. K voprosu o pravomernosti gumanitarnoj intervencii // Vestnik Volgo-gradskogo gosudarstvennogo universiteta. — 2011. — № 1 (14). — S. 99-105.

Автор: Шумик К.Г., Владивостокский государственный университет экономики и сервиса

Принцип невмешательства во внутренние дела. Проблема «гуманитарной интервенции»

Принцип невмешательства во внутренние дела государств связан с наличием суверенитета и основывается на одном из его элементов (независимости государства при осуществлении его внутренней функции).

Читайте так же:  Доказательства в гражданском судопроизводстве понятие и виды

Часть принципа, касающаяся невмешательства международной организации в дела, входящие во внутреннюю компетенцию государства, сформулирована Уставом ООН (п.7 ст.2) (взаимоотношения между государствами оставлены в форме обычая) (в полной формулировке принцип существует в обычно-правовой форме).

Применение данного принципа (договоры государств по различным объектам сотрудничества; морально-политические нормы в виде резолюций и деклараций) (должен защищать внутреннюю функцию государства, являющуюся одним из аспектов полной и суверенной власти, осуществляемой им на своей территории и в пределах своих границ).

Права и обязанности государств, обусловленные данным принципом:

1) Права государств (самостоятельно, без вмешательства извне и давления устанавливать свою политическую, экономическую системы, распоряжаться естественными ресурсами, вводить налоги и сборы, устанавливать таможенные правила, режим пребывания иностранцев на своей территории).

2) Обязанности государств:

а) не вмешиваться во внутренние дела другого государства (установление формы правления, проведение референдумов и плебисцитов, принятие законов, расходование займов);

б) воздерживаться от действий, которые могут рассматриваться как неправомерное давление с целью получения особых прав и преимуществ (финансовое давление, обещание дать привилегии при условии предоставления кредитов, кредитование под условие покупки продукции государства – кредитора, уступки территории).

Санкции за нарушение принципа (ответные невооруженные меры (репрессалии, контрмеры), принимаемые индивидуально или коллективно через международные организации).

Государство само определяет пределы своей компетенции и само может ограничить ее:

1) в интересах международного сотрудничества (для защиты ОС, общей безопасности, решения других глобальных проблем)

2) при реализации взятых на себя международных обязательств (особенно в области защиты прав человека, контроля за ядерным оружием).

Проблема гуманитарной интервенции.

Внутренние вооруженные конфликты в наше время по количеству жертв нередко превосходят международные конфликты и отличаются особой жестокостью.

Гуманитарная интервенция – применение вооруженных сил против страны – нарушительницы прав человека возможна только при положительном решении СБ ООН (конфликт двух равноценных норм – принципа запрещения применения силы и принципа уважения прав и основных свобод человека; сообщество должно решить, какой норме отдать предпочтение).

Военные действия отдельного государства или группы государств, предпринимаемые под предлогом гуманитарной интервенции, редко дают позитивный результат (противоречат МП и осуждаются международным сообществом (пример: осуждение интервенции США в Гренаде и Панаме)).

Международный Суд отказался обсуждать возможность образования новой нормы, создающей право интервенции одного государства против другого на том основании, что последнее избрало определенную идеологическую или политическую систему.

ООН обладает правом на применение силы в целях урегулирования вооруженного конфликта немеждународного характера (решение принимается Советом Безопасности).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: При сдаче лабораторной работы, студент делает вид, что все знает; преподаватель делает вид, что верит ему. 9446 —

| 7325 — или читать все.

185.189.13.12 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Действие попадающее под понятие гуманитарная интервенция

Гуманитарная интервенция – в современных международном праве и практике: применение силы или угроза силой, осуществляемые государством или группой государств за пределами своих границ без согласия страны, на территории которой применяется сила, и направленные на предотвращение или пресечение масштабных и грубых нарушений основных прав людей, не являющихся гражданами государств, осуществляющих гуманитарную интервенцию. Тематика гуманитарной интервенции не раз становилась предметом внимания Объединённых наций, в частности, Группы по мерам доверия (1981), Комиссии по разоружению (1983), Международной комиссии по вопросам вмешательства и государственного суверенитета (1994), была отражена в серии специальных докладов (1995: о положении в Анголе, Сомали и конфликтах в Африке), в выступлениях (1999) и статьях (2000) Генерального Секретаря. Условия и порядок использования гуманитарной интервенции в качестве меры воздействия со стороны мирового сообщества определяются рядом норм международного права, отражённых в Уставе ООН, резолюциях её Генеральной ассамблеи (№№ 43/131, 44/21, 46/182, 2625, 3114) и Совета Безопасности (№№ 688, 767, 770, 771, 787, 794, 814, 815, 819, 824, 836, 929) и др.

Концепт гуманитарной интервенции, выросший из европейских социальных идей и теории международного права, исходящих из приоритета прав личности над интересами социума, противоречит другому фундаментальному принципу межгосударственных отношений – неприменения силы или угрозы силой – и отражает формирование в международно-правовом поле новых подходов к нерушимости государственного суверенитета. Гуманитарная интервенция считается легитимной, если она предпринимается ради прекращения геноцида, религиозных или этнических чисток, а также для предотвращения ситуаций, развитие которых чревато преступлениями против человечности. Вторжение должно быть санкционировано либо структурами ООН, либо авторитетными региональными международными организациями.

Более привлекательна ещё ни разу полностью не реализованная модель, где за военной фазой гуманитарной интервенции следуют: полная демилитаризация страны – создание институтов власти и управления без участия местного населения – формирование основ правового режима – включение страны в тесную финансово-экономическую кооперацию с развитыми обществами – постепенное замещение военно-политических рычагов управления экономическими – поэтапное вовлечение местного населения в управление экономикой и публичными институтами восстанавливаемого государства.

Такой порядок шагов продиктован тем, что нарушения прав личности есть следствие вырождения национальных институтов и утраты ими способности обеспечивать общественные блага для своих сограждан. Гуманитарная интервенция, направленная не на государственные структуры, а против хаоса, и не являющаяся агрессией, не может иметь своим результатом военную победу и установление внешнего контроля над неуправляемым объектом, где нарушаются права человека. Обеспечение базовых прав и свобод ставит её центральной задачей создание основ правового порядка, который исключает 1) пренебрежение локальными традициями и 2) насильственное внедрение в социальную практику чуждых ей моральных правил, религиозных норм и политических установлений.

Гуманитарная миссия, нацеленная на полное восстановление страны, как альтернатива оживившейся в различных регионах мира борьбе за освобождение от западного влияния, должна быть рассчитана на десятилетия и включать в себя тотальную демилитаризацию, монополизацию полицейских функций внешней администрацией, продолжительный отказ от воссоздания местных вооруженных формирований, восстановление экономической жизнеспособности, создание судебной системы, институтов местного самоуправления, инвестиции в социальную сферу и инфраструктуру, создание новых рабочих мест и т.д.

Читайте так же:  Что такое гражданство

Нормализация ситуации только открывается свержением правящего режима и прекращением насилия и не венчается переходом к демократии, передачей власти местной администрации и выводом войск. Её фундаментальное содержание состоит в постепенном превращении страны в полноправного члена мирового сообщества, на основе переоценки возникшего в начале глобализации поверхностного отношения к культурному синтезу, и полноценного игрока глобальной экономики через либерализацию доступа национальной продукции на рынки развитых стран.

Действие попадающее под понятие гуманитарная интервенция

Т

емірхан Ә. Б ., магистрант КазНУ им. аль-Фараби

специальности международное право

Международно-правовое содержание понятия «гуманитарная интервенция»

[2]

В системе международных отношений на сегодняшний день все большую актуальность представляет собой проблема прав человека и проблема гуманитарной интервенции в целях предупреждения или прекращения массовых нарушений прав человека в каком–либо регионе мира. В последнее время возникла новая форма международного права, в соответствии с которой защита личности рассматривается как сфера интересов всего мирового сообщества, а не только одного суверенного государства. Проблема соотношения суверенитета государства и суверенитета личности фактически стала решаться в пользу защиты прав человека. Вскоре сложился молчаливый консенсус относительно того, что защита прав человека выходит за рамки исключительной внутренней компетенции государств [1].

Таким образом, можно выделить следующие обязательные признаки гуманитарной интервенции: 1. Вооруженный характер акции; 2. Отсутствие согласия правительства государства — объекта интервенции. 3. Гуманитарный характер, то есть наличие специальной цели — пресече­ние грубых нарушений прав человека или военных преступлений (геноцид, эт­нические чистки, насильственное переселение гражданского населения и др.). 5. Отсутствие санкции СБ ООН на проведение операции. В настоящее время встречаются самые противоречивые мнения. Многие эксперты убеждены, что раннее и решительное военное вмешательство может стать эффективным сдерживающим средством для дальнейших нарушений прав человека. Другие полагают, что максимум того, что может дать гуманитарная интервенция — это приостановку кровопролития, которого может быть достаточно для начала мирных переговоров и для оказания различных форм помощи, позволяя предотвратить гибель невинных людей, однако, не решая проблем, лежащих в основе конфликта.

1. О.Лабюк «Ответственность по защите и право на вмешательство», Международные процессы, 2008, № 3(18)

2. Гроций Г. О праве войны и мира: Репринт с изд. 1956 г. – М.: Ладомир, 1994. – 868 с.

3. С.Орджоникидзе «Концепции гуманитарной интервенции исполняется год»// http :// politica . viperson . ru / main . php ? IH =62& >=150381

4. Модин Н.В. « Гуманитарная интервенция » как метод регулирования международных конфликтов // Власть. 2007. № 3.

5. В.В. Гаврилов ООН и права человека: механизмы создания и осуществления нормативных актов. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1998. 156 с.

6. Lillich R. Humanitarian Intervention and Humanitarian Intercession // International Institutes of Human Rights. Strasbourg, 1977. P. 9-10.

7. Brownle I. International Law and the Use of Force by States. Oxford, 1963. P. 432-433.

8. Карташкин В.А. Права человека и идеологическая борьба на международной арене // Сов. государство и право. 1987. № 1. С. 121.

9. Hoffman S. 1996. Sovereignty and the Ethics of Intervention // Hoffman St. (ed.) The Ethics and Politics of Humanitarian Intervention. Notre Dame (In.): University of Notre Dame Press — 116 p.

10. Г.Танья Гуманитарная интервенция и гуманитарная помощь: эхо прошлого и перспективы // Бело­русский журнал международного права и международных отношений. 1998. № 4.

Гуманитарная интервенция

  • Гуманитарная интервенция или гуманитарная война — применение военной силы против иностранного государства или каких-либо сил на его территории для предотвращения гуманитарной катастрофы или геноцида местного населения.

Под понятие гуманитарной интервенции не попадают следующие действия:

* миротворческие операции, проводимые ООН с согласия государства, на территории которого они предпринимаются;

* акции с использованием вооруженной силы по просьбе законного правительства (включая акции, предусмотренные соглашениями). Однако существуют ситуации, при которых нелегко установить, что является законным правительством или действительным согласием.

* военные операции, предпринимаемые государством с целью спасения своих граждан за рубежом от неминуемой угрозы их жизни или здоровью;

[1]

* акции принудительного характера, не включающие использование вооруженной силы.

Понятие «гуманитарная интервенция»

Приступая к выяснению существа этого термина или понятия в соответствии с современным международным правом, необходимо отметить, что в международных актах современности, в том числе в общих (универсальных), локальных или двусторонних межгосударственных договорах, термин «гуманитарная интервенция» не употребляется. Во всяком случае нам такие акты не известны, и ссылок в литературе на такие акты мы не встречали. Другими словами, этот термин чужд современному международному праву. Соответственно, государства, прямо или косвенно ссылающиеся на допустимость «гуманитарной интервенции», толкуют это понятие, как им заблагорассудится.

Видео (кликните для воспроизведения).

Кроме того, бесполезно искать истоки права на «гуманитарную интервенцию» в прежнем, до учреждения Организации Объединенных Наций и последующего прогрессивного международно-правового развития, международном праве, когда, например, бесспорным правом на вмешательство, вплоть до вооруженного вмешательства, являлось вмешательство в дела -«нехристианских» или «нецивилизованных» государств, породившее режим капитуляций, консульскую юрисдикцию, международные сеттльменты и прочие институты вмешательства, в том числе «крайнюю необходимость».

Решительное возражение вызывает встречающееся в трудах некоторых представителей западной международно-правовой доктрины утверждение, что право «гуманитарной интервенции» сохранило свое значение в качестве обычноправовой нормы в силу неэффективности системы поддержания международного мира и безопасности. С таким же успехом можно тогда утверждать о правомерности существования колониальных и зависимых территорий, поскольку еще совсем недавно наличие таковых допускалось даже Уставом ООН.

Читайте так же:  Справка о расторжении брака

Поэтому мы полагаем необходимым исходить из того толкования термина и понятия «гуманитарная интервенция», которое содержится в отечественной доктрине. Хотя здесь и привился термин «гуманитарная интервенция», но по-русски иностранной терминологии — humanitarian intervention (англ.) и intervation humanitaire (фр.) — больше бы соответствовал термин «гуманитарное вмешательство». Соответственно, применяется и термин «вооруженная интервенция».

Как бы то ни было, сущностный термин в этих случаях — «интервенция», квалифицирующий термин — «гуманитарная» и «вооруженная».

Согласно Словарю международного права См.: Словарь международного права. Изд. перераб и доп М , (986 С. 103-104., термин «интервенция» означает:

«. насильственное вмешательство одного государства или нескольких государств во внутренние дела другого государства, направленное против его территориальной целостности или политической независимости или каким-либо иным образом, несовместимым с целями и принципами Устава ООН. Различают интервенцию вооруженную, экономическую, дипломатическую. Наиболее опасной формой для дела мира и независимости страны, явившейся объектом посягательства, является вооруженное вмешательство, представляющее собой агрессию Курсивом выделены отсылки к соответствующему термину. Государство, подвергшееся интервенции, имеет право бороться против нее всеми доступными ему средствами, а также требовать возложения ответственности на осуществляющее интервенцию государство. Интервенция во всех ее видах и формах запрещена международным правовом современньш, что нашло свое отражение в Уставе ООН и в других многочисленных международных документах, договорах и соглашениях».

Отметим попутно, что в Словаре нет термина «вмешательство* и не упоминается в приведенном контексте термин «гуманитарная интервенция».

[3]

Вышеприведенное определение понятия «интервенция», по нашему мнению, явно неудовлетворительно. Так, в частности, оно оперирует в качестве базового термином «насильственное вмешательство» в отличие, видимо, от некоего «ненасильственного вмешательства», все виды и формы «насильственного вмешательства» объявляются запрещенными современным международным правом и допускается применение государством любых доступных ему средств, включая, видимо, применение вооруженных сил, для противодействия любой форме или виду интервенции, т.е. «насильственного вмешательства».

Попробуем поэтому сформулировать собственное определение термина и понятия «интервенция». Оно может выглядеть следующим образом:

«Интервенция — это противоправное в соответствии с Уставом ООН и международным правом вмешательство государства (группы государств) в дела, входящие во внутреннюю компетенцию любого другого государства, состоящее в противоправном применении в отношении этого другого государства принудительных мер (действий)».

В этом определении основной квалифицирующий интервенцию термин-понятие — это противоправность вмешательства во внутренние дела государства со стороны другого государства. Вмешательство становится противоправным в результате применения этим другим государством противоправных принудительных действий. Очевидно, что такая противоправность устанавливается в соответствии с международным правом.

Также очевидно, что тот или иной акт при определенных условиях в соответствии с международным правом не может рассматриваться в качестве противоправного. Например, применение государством принудительных мер без использования вооруженных сил или с использованием таковых в отношении другого государства по решению и упра-вомочию Совета Безопасности является вполне законным актом. Пункт 7 ст. 2 Устава, излагающий принцип невмешательства, четко устанавливает, что «этот принцип не затрагивает применения принудительных мер на основании Главы VII».

Другой случай отсутствия противоправности акта (деяния) государства — это приводившиеся в предшествующей главе положения

ст. 30 Проекта Комиссии международного права, озаглавленной: «Ответные меры в отношении международно-противоправного деяния».

Таков, как нам представляется, смысл термина-понятия «интервенция» как применение в отношениях между государствами противоправных принудительных мер. Меняет ли смысл этого термина добавление к нему квалифицирующего признака «гуманитарная», т.е. использование термина-понятия «гуманитарная интервенциям?

С нашей точки зрения, понятие «гуманитарная интервенция» противоестественно и не имеет сколько-нибудь разумного смысла. Это вытекает из нижеследующего,

Прежде всего отметим, что речь в доктрине идет чаще всего о «гуманитарной интервенции» вообще, а не только о «гуманитарной интервенции с использованием вооруженных сил», т.е. о «гуманитарной вооруженной интервенции». Однако если «гуманитарная интервенция» в межгосударственных отношениях без использования вооруженных сил противоправна, то тем более будет противоправной «гуманитарная вооруженная интервенция».

2.1. Понятие гуманитарной интервенции

Как известно, в международном праве действует принцип всеобщего уважения прав человека. Это поставило перед международным сообществом вопрос о том, как следует реагировать на их нарушения, происходящие в той или иной стране, а доктрина гуманитарной интервенции возникла и поддерживается рядом ученых как один из способов реагирования на грубые и массовые нарушения прав человека.

Под гуманитарной интервенцией следует понимать угрозу силой или ее использование «одним или более государствами в пределах территории другого государства с единственной целью остановить или предотвратить крупномасштабные, серьезные нарушения основных прав человека, которые имеют место или совершение которых в ближайшем будущем очевидно, независимо от гражданства, причем к таким правам в особенности относится право индивидов на жизнь, в случаях, когда угроза или использование силы осуществляется без предварггтелыюго получения полномочий от компетентных органов ООН, либо без разрешения законного правительства страны, на территории которой интервенция имеет место»125.

Следует отмстить, что массовые и грубые нарушения прав человека, как правило, являются структурной проблемой государственной системы. А потому сложно ожидать, что ее можно разрешить такими мерами извне, которые рассчитаны на здравый смысл и добрую волю нарушителя. Правительство, против которого направлены эти меры, будет лишь пытаться минимизировать негативные последствия этих мер1*0. По мнению сторонников гуманитарной интервенции, необходимость ее закрепления в международном праве вызвана тем, что при отсутствии возможности принуждения к соблюдению прав человека нормы о правах человека не будут действовать эффективно (во всяком случае, не всегда будут действовать эффективно).

До 1945 г. в международном праве не существовало общего запрета на применение силы, хотя уже с начала XX века постепенно начался процесс ограничения ее применения. Однако положение изменилось с принятием Устава ООН. П. 4 ст. 2 Устава запретил угрозу силой и се применение.

Устав ООН устанавливает два исключения из этого правила, которые, однако, не относятся к гуманитарной интервенции. Во-первых — это индивидуальная и коллективная самооборона в случае вооруженного нападения на государство (ст. 51). Во-вторых — принудительные действия на основании мандата Совета Безопасности ООН (гл. VII Устава).

Читайте так же:  Можно ли не платить алименты если ребенок не мой

Тем не менее, существуют точки зрения, согласно которым гуманитарная интервенция является правомерной.

Гуманитарные интервенции в контексте геополитики

Авторизуйтесь, если вы уже зарегистрированы

К.и.н., старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, эксперт РСМД

В начале 2000-х годов международное сообщество неоднократно вмешивалось под гуманитарными лозунгами в межэтнические, межконфессиональные и иные конфликты, угрожавшие правам гражданского населения. Каковы результаты и последствия таких гуманитарных интервенций? Есть ли у них перспективы? Будут ли они и дальше служить геополитическим инструментом переформатирования конфликтных регионов в выгодном для Запада ключе? И какой регион может стать следующим полигоном для гуманитарной интервенции с геополитическим подтекстом?

В начале 2000-х годов международное сообщество неоднократно вмешивалось под гуманитарными лозунгами в межэтнические, межконфессиональные и иные конфликты, угрожавшие правам гражданского населения. Каковы результаты и последствия таких гуманитарных интервенций? Есть ли у них перспективы? Будут ли они и дальше служить геополитическим инструментом переформатирования конфликтных регионов в выгодном для Запада ключе? И какой регион может стать следующим полигоном для гуманитарной интервенции с геополитическим подтекстом?

История вопроса

На теоретическом уровне идея гуманитарной интервенции была впервые сформулирована в 1987 г. основателем движения «Врачи без границ», будущим министром иностранных дел Франции Бернаром Кушнером в книге «Le Devoir d’Ingérence» («Обязанность вмешаться»). Б. Кушнер настаивал на том, что демократические государства имеют право и даже обязаны ради защиты прав человека вмешиваться в дела других государств, невзирая на их суверенитет.

Первой гуманитарной интервенцией стала военная операция НАТО против Югославии в 1999 г. До этого времени мировое сообщество либо реагировало на сообщения о гуманитарных катастрофах в ограниченном объеме (бомбардировки натовцами боснийских сербов в 1994–1995 гг. в Боснии и Герцеговине), либо вообще не вмешивалось в развитие событий (межэтнический конфликт в Руанде в 1994 г., унесший жизни до 1 млн человек).

Апробация на Югославии

Идейную основу вмешательства в Югославии заложила тогдашний госсекретарь США Мадлен Олбрайт, призвавшая считать защиту прав человека «разновидностью миссионерства». Впрочем, уже тогда многие эксперты констатировали, что гуманитарная интервенция в Косово означала переход Запада во главе с США к новому формату вооруженного вмешательства: кризис в Косово демонстрирует «новую готовность Америки делать то, что ей кажется правильным, – невзирая на международное право» [1]. Как справедливо заметил английский военный эксперт Джон Киган, «победа, одержанная на Балканах военно-воздушными силами, является не просто победой НАТО или победой во имя ‘моральной причины’, из-за которой велась война. Это победа во имя нового миропорядка, провозглашенного Бушем по окончании войны в Персидском заливе» [2].

Нет ничего удивительного в том, что идея гуманитарной интервенции стала «одной из ключевых причин споров и противоречий в современных международных отношениях» [3]. Ее концепция вступает в прямое противоречие с закрепленными в Уставе ООН принципами государственного суверенитета, территориальной целостности и верховных полномочий ООН. Кроме того, гуманитарная интервенция НАТО в Югославии как раз и породила гуманитарную катастрофу в виде исхода из Косово миллиона беженцев.

В поисках международно-правовой ниши

В целях создания правовых рамок для осуществления гуманитарных интервенций в 2000 г. под эгидой ООН была учреждена Международная комиссия по вопросам вмешательства и государственного суверенитета. В 2001 г. она представила доклад «Ответственность по защите» («The Responsibility to Protect»), в котором констатировала необходимость отказаться от реализованной в Югославии концепции «права на вмешательство» и заменить ее концепцией «ответственной защиты». Последняя делает упор на невоенные методы и трактует иностранное вмешательство как ответственность государств по защите гражданского населения другого государства в случае, когда это государство не в состоянии выполнить свои обязательства по защите собственных граждан. Ответственность международного сообщества в отношении нарушений гуманитарного права была сформулирована в виде трех задач: «предотвращать, реагировать и восстанавливать».

Данный доклад получил поддержку ведущих западных государств, однако не приобрел характер международной конвенции или поправки в Устав ООН. В результате решение вопроса о «гуманитарном вмешательстве» остается в руках Совета Безопасности ООН. Кроме того, ранее Международный суд ООН, рассматривавший дело о вооруженной поддержке США антиправительственных сил в Никарагуа в 1980-е годы, констатировал, что международное право не санкционирует использование государством вооруженной силы для исправления ситуации с серьезными нарушениями в области прав человека в другом государстве без одобрения СБ ООН. Соответствующее положение было подтверждено резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 3 ноября 1986 г. Таким образом, с точки зрения международного права концепция «ответственность по защите» имеет сегодня не больше легитимных оснований, чем это было в период натовских бомбардировок Югославии.

Гуманитарные интервенции 2000-х годов: подмена тезиса и сомнительные достижения

Идея гуманитарной интервенции стала «одной из ключевых причин споров и противоречий в современных международных отношениях». Ее концепция вступает в прямое противоречие с закрепленными в Уставе ООН принципами государственного суверенитета, территориальной целостности и верховных полномочий ООН.

В 2000-х годах западные державы реализовали идею гуманитарной интервенции на практике в трех странах – Афганистане (2001 г.), Ираке (2003 г.) и Ливии (2011 г.). Во всех трех случаях вооруженное вмешательство в том виде, в каком оно было осуществлено, не было санкционировано СБ ООН. В афганском случае речь фактически шла об операции США и НАТО в формате «государственной самообороны», хотя и под лозунгом защиты мирного населения Афганистана от режима талибов. В Ираке во главу угла был поставлен поиск оружия массового уничтожения. Утверждалось, в частности, что Саддам Хусейн «создает одно из самых страшных средств уничтожения. Его цель – доминировать, запугивать и осуществлять нападения» [4]. Позднее президент США Джордж Буш-младший «подверстал» к антисаддамовской кампании гуманитарную составляющую.

Читайте так же:  Договор мены понятие характеристика форма порядок заключения

Что касается Ливии, то резолюцией № 1973 от 17 марта 2011 г. СБ ООН предоставил мандат лишь на обеспечение режима «бесполетной зоны» над страной «в целях защиты гражданского населения». Однако действия войск НАТО с самого начала были нацелены на смену существующего режима. Эта цель была достигнута, однако гуманитарная ситуация в Ливии, так же, как в Ираке и Афганистане, в результате гуманитарной интервенции не улучшилась.

Единственным примером успешного вмешательства международного сообщества под гуманитарными лозунгами в 2000-е годы можно отчасти признать урегулирование конфликта в суданской провинции Дарфур.

Таким образом, в ходе трех крупнейших вооруженных операций международное сообщество оказалось не в состоянии выполнить ни одно из положений вышеупомянутого доклада «Ответственность по защите». Оно не предотвратило действительно имевшие место еще в 1990-х годах массовые нарушения гуманитарного права в Афганистане, Ираке и Ливии, не отреагировало на реальные (а не на сфальсифицированные) сигналы и не восстановило стабильность в плане обеспечения безопасности гражданского населения. Главная причина заключалась в подмене исходного тезиса. Вместо вмешательства в конфликт с целью «ответственной защиты» гражданского населения при одновременном дистанцировании от интересов вовлеченных сторон внешние силы изначально сделали ставку на оказание военно-политической поддержки антиправительственным войскам. Речь шла, по сути, о непосредственном участии в боевых действиях ради достижения собственных геополитических целей и отработки сценариев вмешательства в других стратегически важных районах планеты. Ирак и другие конфликтные регионы стали «экспериментальной площадкой для новых принципов американской внешней политики» [5].

Единственным примером успешного вмешательства международного сообщества под гуманитарными лозунгами в 2000-е годы можно отчасти признать урегулирование конфликта в суданской провинции Дарфур. Под давлением международного сообщества в 2006 г. правительство Судана и Суданское освободительное движение подписали в Абудже мирное соглашение. Успех международного вмешательства был обусловлен его чисто гуманитарными целями, не «обремененными» попытками смены правящего режима.

«Ответственность во время защиты»: смена вывески или выход из тупика?

Ведущие мировые игроки предлагают собственные варианты преодоления международно-правового тупика, возникшего вокруг гуманитарных интервенций. В частности, президент Бразилии Дилма Русеф на саммите БРИКС в марте 2012 г. предложила заменить концепцию «защищать с ответственностью» концепцией «ответственность во время защиты» («Responsibility While Protecting»). Она обосновала свое предложение необходимостью защищать гражданское население не только от собственных диктаторов, но и от осуществляющих вмешательство внешних сил. На 66-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 2012 г. представители Бразилии и ряда других государств констатировали, что «применение силы несет в себе риск провоцирования непредусмотренных ранее жертв и в то же время делает более трудным достижение политического решения».

Однако говорить о поддержке данной позиции на уровне профильных органов ООН преждевременно. Главная причина кроется в геополитической «востребованности» именно неопределенной трактовки гуманитарных интервенций. Администрация США уже довела до сведения Д. Русеф пожелание, чтобы Бразилия не пыталась изменить сложившуюся практику вмешательства под гуманитарными лозунгами, а более активно следовала именно американской трактовке.

Гуманитарная интервенция как инструмент геополитики

Концепция «ответственность по защите», не имеющая четкой международно-правовой дефиниции и потому открывающая широкий простор для расширительных трактовок, останется важнейшей базовой концепцией Запада для осуществления вмешательства в собственных геополитических целях.

Взгляд в будущее

1. Glennon M. The New Interventionism // Foreign Affairs. 1999. May–June.

2. The Daily Telegraph, 04.06.1999.

3. Hehir A. Humanitarian Intervention After Kosovo: Iraq, Darfur and the Record of Global Civil Society. Basingstoke, 2008. P. 1.

4. The New York Times, 29.01.2003.

5. The New York Times, 10.04.2003.

6. Шредер Г. Решения. Моя жизнь в политике. М., 2007. С. 87.

Значение словосочетания «гуманитарная интервенция»

  • Гуманитарная интервенция или гуманитарная война — применение военной силы против иностранного государства или каких-либо сил на его территории для предотвращения гуманитарной катастрофы или геноцида местного населения.

Под понятие гуманитарной интервенции не попадают следующие действия:

миротворческие операции, проводимые ООН с согласия государства, на территории которого они предпринимаются;

акции с использованием вооруженной силы по просьбе законного правительства (включая акции, предусмотренные соглашениями). Однако существуют ситуации, при которых нелегко установить, что является законным правительством или действительным согласием.

военные операции, предпринимаемые государством с целью спасения своих граждан за рубежом от неминуемой угрозы их жизни или здоровью;

акции принудительного характера, не включающие использование вооруженной силы.

Делаем Карту слов лучше вместе

Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю, как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Когда-нибудь я тоже научусь различать смыслы слов.

Видео (кликните для воспроизведения).

В каком смысле употребляется прилагательное высокий в отрывке:

Потому что за его ошибки платить приходится слишком высокой ценой.

Источники


  1. Правоведение. — М.: Норма, Инфра-М, 2013. — 432 c.

  2. Пикуров, Н. И. Комментарий к судебной практике квалификации преступлений на примере норм с бланкетными диспозициями / Н.И. Пикуров. — М.: Юрайт, 2014. — 496 c.

  3. Власенко, Н.А. Модернизация специальностей в юриспруденции. Сборник материалов по итогам подготовки паспорта специальностей научных работников / Н.А. Власенко. — М.: Проспект, 2015. — 747 c.
  4. Ключевые прецеденты ФАС Московского округа по налогам за 2009 год. — М.: Тимотиз Паблишинг Раша, 2010. — 512 c.
  5. Бирюков, Б.М. Приватизация и деприватизация жилья: вопросы правового регулирования; М.: Ось-89, 2011. — 208 c.
Действие попадающее под понятие гуманитарная интервенция
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here