Проблемы семейного законодательства российской федерации

Предлагаем ознакомиться со статьей на тему: "Проблемы семейного законодательства российской федерации". Актуальность информации в 2020 году вы можете уточнить у дежурного консультанта.

Cовременные проблемы семейного права (стр. 1 из 3)

Все мы знаем, как велико значение семьи в жизни каждого человека, общества и государства. Именно семья для каждого человека — неисчерпаемый источник любви, преданности и поддержки. В семье закладываются основы нравственности, духовности и терпимости. Здоровая, крепкая семья — залог стабильности и процветания любого общества.

Семья — это та общественная структура, в которой прежде всего происходит воспроизводство человека как члена общества. Именно в семье первоначально складывается мировосприятие человека, формируются его социальные качества.

Семья призвана играть исключительную роль в жизни общества, его стабилизации, преодолении социальной напряженности. По своей природе и предназначению она является союзником общества в решении коренных проблем: преодолении депопуляции, утверждении нравственных устоев в обществе, социализации детей, развитии культуры и экономики, семейного предпринимательства. Однако потенциал семьи реализуется неэффективно. Важнейшей задачей семейной политики должна стать разработка механизмов и технологий, позволяющих активно использовать возможности семьи как общественного института в решении сложных проблем развития нашего общества.

Семья как социальная общность во всех цивилизациях выступала важнейшим элементом глобального развития. Идеология приоритета семьи, ее непреходящая ценность для жизни и развития человека и общества закреплена во многих нормативных актах. Одно из основных положений этих документов — укрепление и защита института семьи со стороны общества, разработка всеми государствами национальной семейной политики.

Но острота существующих сегодня проблем российских семей вызывает тревогу. Больно ударяют по семье демографический кризис, сопровождающийся депопуляцией, ростом смертности, падением рождаемости, постарением населения, снижением продолжительности жизни, ухудшением здоровья людей, инвалидизацией; продолжающееся падение уровня жизни большинства населения России; рост безработицы, алкоголизма, наркомании, преступности, неуверенность в завтрашнем дне.

Преодоление сложившихся в обществе негативных тенденций потребовало от государства новых подходов к решению многочисленных проблем социально-семейных отношений. Результатом целенаправленных усилий правительства стало появление семейной политики, нацеленной непосредственно на изменение и сохранение уровня жизни семей, повышения благосостояния и улучшения их социального самочувствия.

Российское семейное право на современном этапе

Российское семейное законодательство на современном этапе характеризуется не только принятием нового Семейного Кодекса, но и правовой регламентацией этой отрасли права на высшем конституционном уровне. В целом ряде статей Конституции Российской Федерации, прямо или косвенно, говорится об институтах семейного права.

[1]

Новый Семейный Кодекс содержит много новелл посвященных усилению гарантий прав детей. В нем предусмотрено существенное усиление гарантий прав детей в семейных отношениях в соответствии с требованиями Конвенции ООН о правах ребенка. В Кодексе выделена специальная глава «Права несовершеннолетних». В духе Конвенции решен вопрос о праве ребенка на защиту от злоупотреблений родителей или лиц, их заменяющих, вплоть до обращения несовершеннолетнего в суд по достижении им возраста 14 лет. Предусмотрено обязательное согласие ребенка, достигшего 10 лет, при решении вопроса об изменении его имени, фамилии на фамилию другого родителя, а также при изменении его фамилии, имени и отчества при усыновлении и при его отмене. Согласие 10-летнего ребенка требуется также для восстановления в родительских правах родителей, раннее лишенных этих прав, а также для усыновления и передачи ребенка, оставшегося без родительского попечения в приемную семью.

Ребенку предоставлено право выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также право быть заслушанным в ходе любого судебного и административного разбирательства.

В Кодекс включена глава о приемной семье (гл. 21) — принципиально новой форме устройства на воспитание в семью детей, оставшихся без попечения родителей.

Вместе с тем, нельзя не отметить и некоторое снижение гарантий защиты прав несовершеннолетних в отдельных положениях нового Семейного Кодекса. Это касается вопросов о брачном возрасте и о размере алиментов, взыскиваемых на несовершеннолетних детей в судебном порядке. Ст. 13 Кодекса допускает возможность снижения законами субъектов Российской Федерации брачного возраста ниже 16 лет без установления каких-либо нижних пределов, что не согласуется с Уголовным Кодексом РСФСР (ст. 119). В ст. 81 Семейного Кодекса при сохранении прежнего размера алиментов в долях по отношению к доходам родителя — на одного ребенка 1/4 и т.д., допускается безграничное уменьшение этих долей по усмотрению суда «с учетом материального или семейного положения сторон и иных заслуживающих внимания обстоятельств».

Еще одним важным актом в области семейного права является утвержденное Правительством Положение о порядке передачи детей, являющихся гражданами Российской Федерации, на усыновление гражданам Российской Федерации и иностранным гражданам (Постановление от 15. 09. 1995 г. ¹ 917). Этим актом упорядочен процесс усыновления и предусмотрены необходимые гарантии соблюдения и охраны прав и интересов детей, передаваемых на усыновление, а также приоритетное право на усыновление российских детей гражданами Российской Федерации. Такой подход полностью соответствует положениям ст. 21 Конвенции ООН о правах ребенка.

Усыновление детей РФ иностранными гражданами

Особая проблема семейного законодательства: СУРРОГАТНОЕ МАТЕРИНСТВО

Российский законопроект о биоэтике в статье 9, озаглавленной «Обеспечение безопасности жизни и здоровья матери и ребенка», запрещает женщинам предлагать свои услуги в качестве «суррогатной матери. во избежание кризиса, связанного с установлением личности новорожденного и разрушением традиционного кровного родства». Это положение представляет собой общий запрет на суррогатное материнство и возлагает уголовную или гражданскую ответственность на женщину, предлагающую подобные услуги. В данной работе изложены некоторые наиболее известные законы и политика в отношении суррогатного материнства. При взгляде на то, как различные нации подходят к сложному комплексу проблем, связанных с суррогатным материнством, становится более ясно, чьи интересы и права затронуты этой проблемой. В заключительной части данной работы приводится дискуссия возможного толкования суррогатного материнства в рамках концепции прав человека.

Определение суррогатного материнства и связанных с ним проблем

Суррогатное материнство обычно считают «новой» репродуктивной технологией, аналогичной зачатию в пробирке, поскольку это новый признанный метод «лечения» такого «медицинского отклонения», как бесплодие пары. Хотя суррогатное материнство может принимать различные формы, общая черта всех этих форм заключается в том, что существует договорное соглашение между женщиной, вынашивающей плод, и «нареченными» родителями, согласно которому суррогатная мать донашивает беременность, рожает ребенка, а затем передает новорожденного на усыновление «нареченным» родителям. «Традиционные» или «частичные» договоренности предполагают использование яйцеклетки суррогатной матери и семени «нареченного» отца. При «гестационном» или «полном» суррогатном материнстве не существует никакого генетического родства между суррогатной матерью и ребенком. В матку суррогатной матери вводят зиготу (оплодотворенную яйцеклетку), которая была оплодотворена в пробирке и состоит из гамет нареченных родителей (яйцеклетки и сперматозоида). Известны также случаи, когда мужские гомосексуальные пары заключали соглашение с женщиной, чтобы она родила им ребенка

Читайте так же:  Что делать, если задерживают зарплату на 2, 3, 4 дня или месяца куда обращаться

Соглашение о суррогатном материнстве может характеризоваться как «коммерческое» или «некоммерческое», то есть «альтруистическое». При коммерческом суррогатном материнстве суррогатная мать получает плату или какую-либо материальную выгоду вследствие оказания данной услуги. Альтруистическое или некоммерческое суррогатное материнство не предполагает оплаты или материальной выгоды помимо оплаты расходов, связанных с беременностью, например, медицинского ухода. Иногда суррогатной матери также могут быть возмещены расходы, связанные с потерей заработной платы, или выплачена компенсация за перенесенную боль и физические страдания.

Вопрос суррогатного материнства вызывает много противоречий. Например, феминистки всего мира разделились во взглядах на эту практику. С одной стороны, свободное осознанное решение родить ребенка для кого-либо может рассматриваться как осуществление репродуктивной автономии и самоопределения. С другой стороны, такое решение может рассматриваться как проявление угнетенного положения женщин и как одна из форм сексуальной эксплуатации. Некоторые эксперты по этике считают, что договорные или коммерческие соглашения между сторонами являются нарушением основных принципов уважения человеческого достоинства, поскольку позволяют рыночным соображениям вторгаться в сферу семейных отношений. При этом альтруистические «подарки», то есть бесплатное предоставление своей репродуктивной способности для использования другими лицами, могут быть допустимы.

У большинства стран отсутствует как законодательство, так и утвержденная политика в отношении суррогатного материнства. Вопрос суррогатного материнства рассматривался в Совете Европы и в некоторых странах — как правило, лишь на уровне отдельного государства. Сложность правовых вопросов, связанных с альтернативной репродуктивной технологией, отражена в многообразии подходов к этой проблеме со стороны региональных организаций и национальных государств. Принятые законы и политика варьируют от полного запрета на суррогатное материнство до установления комплексной юридической базы, призванной учесть права и интересы всех сторон.

[3]

Cовременные проблемы семейного права (стр. 2 из 3)

Специальный экспертный комитет Совета Европы по биоэтике и искусственным методам деторождения, Принцип 15, 1989: Ни один медработник или медицинское учреждение не должны использовать искусственные методы деторождения для зачатия ребенка с целью вынашивания суррогатной матерью. Ни один контракт или соглашение между суррогатной матерью и тем лицом или парой, для которых она вынашивает ребенка, не должны иметь законной силы. Всякая посредническая деятельность в пользу лиц, заинтересованных в суррогатном материнстве, а также всякая связанная с этим рекламная деятельность, должны быть запрещены. Однако государства могут в исключительных случаях, оговоренных в национальном законодательстве, с учетом пункта 2 данного Принципа разрешить медицинскому работнику или учреждению произвести искусственное оплодотворение суррогатной матери при условии, что: Суррогатная мать не получает материальной выгоды от данной операции; Суррогатная мать имеет право после родов оставить ребенка себе.

С точки зрения прав человека

Хотя существует установленная и общепринятая система международных норм в области репродуктивных прав, она почти никак не поддерживает интеграцию мер по преодолению бесплодия в понятие права на создание семьи и на установление желаемого количества детей и промежутков между их рождениями. Например, право на создание семьи не предполагает, что государство обязано дать возможность завести ребенка всем, кто хочет иметь детей. С другой стороны, согласно этому праву, нельзя категорически запретить гражданам иметь потомство. Право на полную информацию и услуги по планированию семьи может быть использовано в поддержку обоснования мер по преодолению бесплодия. Однако то, что государства обязаны осуществлять экономические и социальные права прогрессивно, — то есть лишь в тех пределах, которые позволяют имеющиеся экономические ресурсы, — ограничивает возможность требовать от государства осуществления «дорогостоящего» права на использование репродуктивных технологий.

Хотя в международных правозащитных нормах и может содержаться основа аргументации для включения мер по преодолению бесплодия в систему охраны репродуктивного здоровья, совершенно не очевидно, что меры по преодолению бесплодия включают в себя суррогатное материнство. Вопрос суррогатного материнства, как уже упоминалось, окружен разногласиями, и затрагивает противоречащие друг другу права и интересы.

Существуют, по меньшей мере, три различных точки зрения, которые должны быть приняты во внимание при составлении законопроекта о суррогатном материнстве. Это права нанимающей пары (или лица); права женщины, предлагающей свои услуги в качестве суррогатной матери, и права рожденного ребенка. Конкурирующие права при этом могут быть следующими (хотя данный список не полон):

· «Права» нанимающей пары на лечение бесплодия или на создание семьи.

· Права женщины, предлагающей свои услуги в качестве суррогатной матери, включая право на самостоятельное принятие решения по такому глубоко личному вопросу, как деторождение.

· Права ребенка, рожденного в рамках договоренности о суррогатном материнстве, которые могут включать в себя решение вопроса о том, что в большей степени отвечает интересам данного ребенка.

Государство обязано урегулировать конкурирующие «права», которые возникают при такой ситуации. Стремясь к достижению такого урегулирования, государство должно руководствоваться двумя основными принципами:

[2]

Обязанностью защищать своих граждан от эксплуатации, в частности, от сексуальной эксплуатации; Обязанностью обеспечить необходимые условия для того, чтобы дети росли в атмосфере любви, а также моральной и материальной стабильности и обеспеченности. Общий запрет на суррогатное материнство представляет собой лишь один возможный результат урегулирования этих различных аспектов.

Проект закона о биоэтике, не давая подробных определений и детального описания стратегий судебного решения споров, могущих возникнуть в результате незаконных договоренностей, не предлагает таким образом адекватного решения проблем, которые неизбежно возникнут как результат практики суррогатного материнства. В международном контексте суррогатные соглашения по-прежнему будут практиковаться, в том числе между гражданами разных стран, и возникнут споры, ответ на которые нельзя найти в рамках существующих ограниченных подходов или законодательных запретов на уровне одной страны.

Основные факторы кризиса семьи

О тревожных тенденциях в традиции брачно-семейных отношений многие ученые и публицисты писали и раньше, задолго до перестроечных лет. Констатировались и снижение рождаемости, особенно в крупных городах, и высокий уровень разводов при некоторой стабилизации в 80-х годах, и возросший процент одиноких людей, и трудности с воспитанием детей и подростков. Однако тотальная цензура предперестроечного общества не оставляла без своего пристального, ревнивого внимания и сферу семейных отношений, и из поля зрения ученых, не без помощи бдительных идеологических аргусов, ускользали многие серьезные проблемы жизнедеятельности семьи.

Читайте так же:  Как произвести независимую оценку автомобиля для вступления в наследство

Свобода личности в целом и эмансипация женщины в частности серьезно изменили характер отношений между обществом и семьей. Получив право самостоятельно регулировать семейные отношения без вмешательства государства, церкви и т.д. и принимать решение по таким важным вопросам, как количество детей в семье, целесообразность вступления в брак или его сохранения, воспитание детей и пр., семья вместе с тем как бы взяла на себя и огромную ответственность за собственное выживание и воспитание необходимых обществу полноценных граждан. На Западе этот процесс проходил эволюционно, когда между семейными и общественными интересами, возможностями и потребностями постепенно складывался своего рода консенсус. В России же, позже других стран принявшей эстафету демократизации, он принял форму революции, которая вновь, как по Некрасову, «ударила одним концом по барину, другим по мужику», то бишь по обществу и по семье, нарушив и без того хрупкий баланс сложившихся между ними отношений.

В результате если с 1980 по 1990 г. уровень брачности на 1000 человек населения уменьшился на 1,7 пункта, то с 1990 по 1992 г. — на 1,8. То есть всего за два года брачность сократилась больше, чем за последние 10 лет. Что касается разводов, то в расчете на 1000 человек населения их количество немного снизилось к 1990 г. (одни авторы объясняют это успешной демографической политикой, другие — структурно-демографическими изменениями). Однако начиная с 1990 г. количество разводов стало резко возрастать, и за два года прирост составил 0,5 пункта.

Очевидны крайне неудовлетворительные жилищные и материальные условия жизни большинства российских семей, зависимость молодых супругов от их родителей, чрезмерная занятость женщины домашней работой, неустроенность семейного быта, высокий уровень пьянства и алкоголизма. Все это оказывало самое негативное влияние практически на все аспекты жизни семьи в эпоху «торжества социализма», в особенности же на такой основополагающий показатель ее функционирования, как рождаемость. Коэффициент ее постоянно падал с 2,8 детей на женщину в 1958—1959 гг. до 2,4 в 1969— 1970 гг. и до 2,2 в 1980-1981 гг.

Более скрытые, но и более весомые противоречия связаны с определенной системой нравственного воспитания в тоталитарном обществе. Это — низкий уровень личной ответственности, отсутствие культуры рационального планирования собственной жизни, весьма слабое влияние морали, в частности религиозной, на повседневную жизнь в семье, на решение сложных этических и моральных проблем рождения и воспитания детей, формирования у них оптимальных человеческих и социальных качеств.

Произошло стремительное падение уровня жизни, а вместе с ним и резкое имущественное расслоение семей. Появились семьи обеспеченные и даже богатые и семьи, находящиеся на пороге голодной смерти. Между ними существуют различные градации, но все-таки, как считают многие эксперты, жизненный уровень большинства семей весьма и весьма низок.

Резкое снижение уровня жизни повлекло за собой сложные и разнообразные жизненные коллизии, когда нашей реальностью стало то, что мы еще недавно с таким пафосом клеймили на Западе, — неуверенность в завтрашнее дне и психологическая неустойчивость. Резко ухудшилось психологическое самочувствие хранительниц домашнего очага — женщин, в особенности матерей-одиночек. Характерно, что в качестве причин и показателей своего состояния женщины обычно называли «нервозность и неуверенность в связи с обстановкой в стране», «беспокойство за будущее детей», «страх потерять работу», «отсутствие веры в перемены к лучшему» и т.д.

Одна из самых болезненных и постыдных проблем нашей действительности — незащищенность женщин от насилия . В советский период тема насилия над женщиной была выведена из зоны обсуждения. Общественная мораль и обслуживающие ее средства массовой информации закрывали глаза на то, каких масштабов в нашей стране достигло надругательство над правами женщин. До сих пор механизмы следствия по делам изнасилования травмируют пострадавшую едва ли не больше, чем сам акт насилия. До сих пор государство и общество оставляют жертву один на один со своей трагедией, фактически принимая сторону насильника.

Есть и аспект насилия, замалчиваемый обществом, — это избиение женщины в семье. Сегодня общество не в состоянии защитить ее, потому что она редко обращается в правоохранительные органы, а обидчик и общественная мораль зачастую не считают это преступлением. Таким образом, мы живем по двойному стандарту, осуждая и искореняя насилие на улице и закрывая глаза на него в семье, забывая, что будущих преступников растят в семьях, в которых существует только одно право — право сильного.

Проблемы ответственности в современном российском семейном праве *

Шершень Т.В., доцент кафедры гражданского права и процесса юридического факультета Пермского государственного университета, кандидат юридических наук.

Настоящая статья освещает институт ответственности в российском семейном праве, в частности отстранение опекунов и попечителей, лишение и ограничение родительских прав, отстранение опекуна (попечителя).

Видео (кликните для воспроизведения).

Ключевые слова: семейное право, ответственность, отстранение опекунов и попечителей, лишение родительских прав, ограничение родительских прав.

The present article reveals the institute of responsibility in Russian family law, in particular removal of guardians and trustees, deprivation and limitation of parental rights, removal of guardian (trustee).

Key words: family law, responsibility, removal of guardians and trustees, deprivation of parental rights, limitation of paternal rights.

Вопросы юридической ответственности — самые сложные и проблемные в правовой науке, и вопросы семейно-правовой ответственности не относятся к числу исключений. Проблемы ответственности в современном семейном праве России недостаточно изучены не только в теории права, но и в науке семейного права . В учебниках по теории права и государства среди видов правонарушений либо совсем не выделяют семейные правонарушения и соответственно среди видов юридической ответственности семейно-правовую ответственность , либо лишь упоминают о существовании таковой. При этом следует отметить, что одним из оснований выделения видов юридической ответственности служит отраслевая принадлежность («в зависимости от того, к какой отрасли относится юридическая ответственность» ).

Читайте так же:  Понятие и признаки представительства в гражданском праве

Статья И.Н. Гливинской «Некоторые вопросы ответственности и мер защиты в семейном праве» включена в информационный банк согласно публикации — «Семейное и жилищное право», 2009, N 3.

В ведущих учебниках по семейному праву России институт семейно-правовой ответственности рассматривается в связи с лишением и ограничением родителей родительских прав . Данное обстоятельство объясняется тем, что в кодифицированном акте семейного законодательства отсутствует специальный раздел или даже глава, аккумулирующая положения об ответственности за семейные правонарушения. Анализ положений Семейного кодекса Российской Федерации позволяет констатировать, что сам термин «ответственность» употреблен в его тексте 14 раз, однако упоминание это носит точечный бессистемный характер. Использование в названии ст. 45 и 115 СК РФ термина «ответственность» само по себе не отражает ее семейно-правовой характер, более того, содержание данных статей свидетельствует о гражданско-правовом характере ответственности супругов по обязательствам, плательщиков алиментов за несвоевременную их уплату. Вместе с тем, как справедливо отмечено А.М. Нечаевой, «ответственность вовсе «не инородное тело» в семейно-правовых отношениях, а работающий, приходящий в действие в необходимых случаях элемент семейно-правового регулирования» .

Монография А.М. Нечаевой «Семейное право: актуальные проблемы теории и практики» включен в информационный банк согласно публикации — Юрайт-Издат, 2007.

Учебник Б.М. Гонгало, П.В. Крашенинникова, Л.Ю. Михеевой, О.А. Рузаковой «Семейное право» (под ред. П.В. Крашенинникова) включен в информационный банк согласно публикации — Статут, 2008.

См.: Антокольская М.В. Семейное право: Учебник. М.: Юристъ, 1996. С. 227 — 247; Нечаева А.М. Семейное право: Учеб. пособие. 4-е изд. М.: Юрайт; ИД «Юрайт», 2010. С. 108 — 120; Пчелинцева Л.М. Семейное право России: Учебник для вузов. М., 1999. С. 328 — 344; Рузакова О.А. Семейное право: Учебник. М.: Эксмо, 2010. С. 124 — 132; Гонгало Б.М., Крашенинников П.В., Михеева Л.Ю., Рузакова О.А. Семейное право: Учебник / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2007. С. 176 — 187; Муратова С.А. Семейное право: Учебник. 4-е. изд., перераб. и доп. М.: Эксмо, 2009. С. 183 — 196 и др.
См.: Нечаева А.М. Семейное право. С. 108.

Рассмотрение вопросов ответственности в семейном праве, как правило, происходит опосредованно, сквозь призму охраны и защиты прав и интересов ребенка . Такой подход не случаен. Ответственность в семейном праве представляет охранительный правовой институт, в рамках которого осуществляется «защита прав и реализуются предусмотренные санкцией неблагоприятные для нарушителя последствия» . Меры ответственности в семейном праве рассматриваются во взаимной связи с мерами защиты (и те и другие выступают разновидностями государственного принуждения). В качестве отличительной особенности юридической ответственности выступает возложение «новой» дополнительной юридической обязанности, в то время как с помощью мер защиты реализуется выполнение уже существующей («старой») обязанности данного субъекта.

См.: Беспалов Ю.Ф. Защита гражданских и семейных прав ребенка в Российской Федерации: Учеб.-практ. пособие. М.: Ось-89, 2004; Звягинцева Л.М. Меры защиты в советском семейном праве. Свердловск, 1980; Нечаева А.М. Защита прав ребенка // Закон. 2005. N 10. С. 45 — 51; Нечаева А.М. Защита прав ребенка в рамках семейного законодательства России // Право и политика. 2004. N 4. С. 124 — 130; Нечаева А.М. Россия и ее дети: ребенок, закон, государство / Институт государства и права РАН. М., 2000; Нечаева А.М. Судебная защита прав ребенка: Учеб. пособие / Российская академия правосудия. М.: Экзамен, 2003; Пчелинцева Л.М. Обеспечение безопасности несовершеннолетних семейно-правовыми средствами // Журнал российского права. 2001. N 6. С. 105 — 113; Пчелинцева Л.М. Проблемы обеспечения безопасности несовершеннолетних граждан в Российской Федерации нормами семейного законодательства: Материалы науч.-практ. конференции «Юридическая безопасность человека в России. Угрозы и вызовы в сфере юриспруденции» // Государство и право. 2002. N 5. С. 114 — 115; Шерстнева Н.С. Защита прав детей, проживающих в асоциальных семьях // Законность. 2006. N 11. С. 27 — 28 и др.

Статья И.Н. Гливинской «Некоторые вопросы ответственности и мер защиты в семейном праве» включена в информационный банк согласно публикации — «Семейное и жилищное право», 2009, N 3.

См.: Гливинская И.Н. Некоторые вопросы ответственности и мер защиты в семейном праве // Научные труды РАЮН. Выпуск 9. М., 2009. Т. 2. С. 493.

См.: раздел «Судебная практика» СПС «КонсультантПлюс».

Юридическая ответственность характеризуется рядом присущих ей признаков. По мнению С.А. Комарова и А.В. Малько, юридическая ответственность: 1) устанавливается государством в правовых нормах; 2) опирается на государственное принуждение; 3) применяется специально уполномоченными государственными органами; 4) связана с возложением «новой» дополнительной обязанности; 5) выражается в определенных отрицательных последствиях личного характера; 6) выступает формой реализации санкции правовой нормы в конкретном случае и применительно к конкретному лицу, но с санкцией не отождествляется; 7) возлагается в процессуальной форме; 8) наступает только за совершенное правонарушение. Обращает внимание отсутствие единства в выделении присущих юридической ответственности признаков даже в учебниках по теории права и государства. В.И. Гойман справедливо отмечает, что юридическая ответственность всегда связана с государственным принуждением, с наличием определенных лишений, которые виновное лицо обязано претерпеть, и наступает только за совершенное правонарушение. Лишения выступают объективным свойством юридической ответственности. Наступление дополнительных неблагоприятных последствий за совершенное правонарушение — неотъемлемая черта юридической ответственности.

Юридическая ответственность заключается в наступлении неблагоприятных последствий в сочетании с утратой какого-либо блага. По мнению А.М. Нечаевой, «не будет ответственностью одно лишь наступление неблагоприятных последствий без так называемых дополнительных обременений, например отмена усыновления, взыскание задолженности по алиментам». Соглашаясь с данным подходом, считаем необходимым развитие теории семейно-правовой ответственности в части расширения круга лиц, которые могут быть привлечены в качестве субъектов семейно-правовой ответственности. Очевидна необходимость установления ответственности в семейном праве в связи с виновным поведением усыновителей и лиц, заменяющих родителей, и привлечения любых лиц, на которых возложены обязанности по воспитанию ребенка, в качестве субъектов семейно-правовой ответственности при решении вопросов об отмене удочерения (усыновления) по вине усыновителей, об отстранении от исполнения обязанностей опекуна (попечителя). Разделяем выраженную в науке семейного права позицию о том, что содержание семейно-правовой ответственности заключается в устранении обязанных лиц от личного воспитания детей, воплощающемся в различных формах, зависящих от основания возникновения правоотношения по воспитанию.

Читайте так же:  Возраст уголовной ответственности понятие возрастной невменяемости

Существование института семейно-правовой ответственности в современном российском обществе неизбежно и обусловлено целым рядом как социально-экономических, так и духовно-нравственных причин. По данным Министерства юстиции РФ и Судебного департамента при Верховном Суде РФ, ежегодно российскими судами рассматривается более 20 тысяч дел о лишении родительских прав. Удельный вес удовлетворенных судами исков о лишении родительских прав высок: ежегодно в России лишаются родительских прав более 30 тысяч родителей . По данным Министерства образования и науки РФ, в 2008 г. 113 751 ребенок был передан в семьи по программам устройства. И несмотря на это, более одной тысячи решений было отменено из-за невыполнения замещающими родителями своих обязанностей, более 30 — по причине жестокого обращения с детьми .

См.: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации (учебно-практический) / О.Г. Алексеева, Л.В. Заец, Л.М. Звягинцева и др.; Под общ. ред. С.А. Степанова. М.: Проспект; Екатеринбург: Институт частного права, 2010. С. 156.
Левитская А. В России детей-сирот стало меньше // Официальный сайт Министерства образования и науки РФ: URL: http://mon.gov.ru/ruk/dir/levitskaya/dok/09.07.15.

Нечаева А.М. Правонарушения в сфере личных семейных отношений. М., 1991. С. 170.

Об опеке и попечительстве: Федеральный закон от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ (в ред. от 18 июля 2009 г.) // Собрание законодательства РФ. 2008. N 17. Ст. 1755.

Меры семейно-правовой ответственности применяются при наличии состава семейного правонарушения, а их правовые последствия содержат в себе элементы неимущественного характера, влекущие ограничение правоспособности физического лица, так называемое поражение в правах. К мерам семейно-правовой ответственности следует относить наряду с лишением и ограничением родительских прав отмену усыновления (при виновном противоправном поведении усыновителей), а также отстранение от исполнения обязанностей опекуна или попечителя.

Главная проблема заключена в эффективности применяемых мер ответственности в семейном праве, а потому чрезвычайно важная задача — выявление функций, присущих семейно-правовой ответственности, и создание условий для их эффективной реализации. Реализация функций юридической ответственности, в том числе семейно-правовой ответственности, — задача всего юридического сообщества. Необходимо создать условия, при которых ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию ребенка влекло бы для родителей, усыновителей, лиц, замещающих родителей, такие неблагоприятные последствия, что добросовестность исполнения обязанностей по отношению к детям стала бы нормой в каждой отдельно взятой российской семье и в обществе в целом.

Российское семейное право на современном этапе

Российское семейное законодательство на современном этапе характеризуется не только принятием нового Семейного Кодекса, но и правовой регламентацией этой отрасли права на высшем конституционном уровне. В целом ряде статей Конституции Российской Федерации, прямо или косвенно, говорится об институтах семейного права.

Новый Семейный Кодекс содержит много новелл посвященных усилению гарантий прав детей. В нем предусмотрено существенное усиление гарантий прав детей в семейных отношениях в соответствии с требованиями Конвенции ООН о правах ребенка. В Кодексе выделена специальная глава «Права несовершеннолетних». В духе Конвенции решен вопрос о праве ребенка на защиту от злоупотреблений родителей или лиц, их заменяющих, вплоть до обращения несовершеннолетнего в суд по достижении им возраста 14 лет. Предусмотрено обязательное согласие ребенка, достигшего 10 лет, при решении вопроса об изменении его имени, фамилии на фамилию другого родителя, а также при изменении его фамилии, имени и отчества при усыновлении и при его отмене. Согласие 10-летнего ребенка требуется также для восстановления в родительских правах родителей, раннее лишенных этих прав, а также для усыновления и передачи ребенка, оставшегося без родительского попечения в приемную семью.

Ребенку предоставлено право выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также право быть заслушанным в ходе любого судебного и административного разбирательства.

В Кодекс включена глава о приемной семье (гл. 21) — принципиально новой форме устройства на воспитание в семью детей, оставшихся без попечения родителей.

Вместе с тем, нельзя не отметить и некоторое снижение гарантий защиты прав несовершеннолетних в отдельных положениях нового Семейного Кодекса. Это касается вопросов о брачном возрасте и о размере алиментов, взыскиваемых на несовершеннолетних детей в судебном порядке. Ст. 13 Кодекса допускает возможность снижения законами субъектов Российской Федерации брачного возраста ниже 16 лет без установления каких-либо нижних пределов, что не согласуется с Уголовным Кодексом РСФСР (ст. 119). В ст. 81 Семейного Кодекса при сохранении прежнего размера алиментов в долях по отношению к доходам родителя — на одного ребенка 1/4 и т.д., допускается безграничное уменьшение этих долей по усмотрению суда «с учетом материального или семейного положения сторон и иных заслуживающих внимания обстоятельств».

Еще одним важным актом в области семейного права является утвержденное Правительством Положение о порядке передачи детей, являющихся гражданами Российской Федерации, на усыновление гражданам Российской Федерации и иностранным гражданам (Постановление от 15. 09. 1995 г. ? 917). Этим актом упорядочен процесс усыновления и предусмотрены необходимые гарантии соблюдения и охраны прав и интересов детей, передаваемых на усыновление, а также приоритетное право на усыновление российских детей гражданами Российской Федерации. Такой подход полностью соответствует положениям ст. 21 Конвенции ООН о правах ребенка.

Правовые проблемы семейного кодекса

Лев Бардин, кандидат юридических наук, адвокат Центральной коллегии адвокатов г. Москвы.

В декабре прошлого года исполнилось 10 лет со дня принятия Государственной Думой Семейного кодекса Российской Федерации (далее — СК РФ). Срок вполне достаточный для оценки практики его применения. Авторы различных комментариев к СК РФ, как правило, единодушны: «С принятием СК РФ все основные институты семейного права приведены в соответствие с Конституцией РФ, ГК РФ и международно-правовыми актами; в нормах СК РФ закреплены демократические принципы построения семейных отношений, гарантии защиты прав и интересов членов семьи; в СК РФ разрешены накопившиеся проблемы и противоречия в регулировании семейных отношений».

Примерно то же самое следовало из абсолютного большинства выступлений на Парламентских слушаниях в Государственной Думе, посвященных десятилетию СК РФ: «За десять лет СК изменили всего пять раз; Семейный кодекс — хранитель семейного права; мы не ставим вопрос о реформировании СК» и т.д., и т.п. В то же время в полученных участниками Парламентских слушаний Материалах международной научно-практической конференции в целом ряде тезисов выступлений участников совершенно обоснованно утверждается, что практика применения семейного законодательства выявила недостаточность правовой регламентации по большому количеству вопросов правового регулирования личных и имущественных отношений, а также наличие пробелов и коллизий.

Читайте так же:  Как прописать иностранного гражданина в квартире временно

Остановимся на некоторых из них.

Для того чтобы многочисленные публичные призывы по сохранению генофонда россиян перестали быть пустыми словами и имели под собой правовую основу, необходимо законодательно закрепить не право, а обязанность всех вступающих в брак проходить медицинское обследование и консультирование по медико-генетическим вопросам и, соответственно, сообщать друг другу результаты такого обследования и консультирования.

Такая норма должна стать обязательной составной частью приоритетного национального проекта по развитию здравоохранения в России.

Кроме того, от истца по делу о разделе совместно нажитого имущества судья потребует оплатить в соответствии с Федеральным законом «Об оценочной деятельности» обязательную оценку имущества, подлежащего разделу, либо все еще применяющуюся на практике товароведческую экспертизу. К вышеназванным расходам добавляются расходы и на оплату услуг представителя. Таким образом, нарушается принцип равенства сторон в гражданском судопроизводстве, и в основе этого явно неравное имущественное положение истца и ответчика по делу. Остается констатировать возвращение принципа царской России: «С богатым не судись».

В таких условиях уже не вызывает удивления демонстративная заинтересованность некоторых судей в исходе дела в пользу мужа. При этом в ход пускается весь арсенал приемов: демонстративное игнорирование законных требований жены; искажение фактических обстоятельств дела в протоколах судебных заседаний; лишение права ознакомиться с материалами дела путем длительного хранения дела в сейфе судьи; организация мытья уборщицей пола под ногами ответчицы, которая в это время выступает со своими требованиями в судебном заседании и т.д., и т.п. Норма же ГПК РФ об отводе необъективного и пристрастного судьи фактически является ни к чему не обязывающей декларацией.

В результате все более распространенной становится ситуация, когда брак расторгается по инициативе мужа, заявляющего при этом, что споры о содержании и воспитании детей, а также о разделе совместно нажитого имущества отсутствуют. У жены выбор невелик: либо надеяться на порядочность бывшего мужа и на его обещания давать ей и детям деньги «на жизнь», либо ввязываться на несколько лет в изматывающую и дорогостоящую судебную процедуру, в результате которой она потеряет и деньги, и здоровье, но справедливого раздела супружеского имущества все равно не добьется.

Не менее унизительным такой процесс является и для адвоката, представляющего интересы истицы, требующей раздела супружеского имущества. Адвокат, испытавший на себе все «прелести» такого суда, впоследствии будет отказываться от участия в деле под любым предлогом. Предусмотренный же СК РФ брачный договор как цивилизованная форма закрепления имущественных прав супругов, к сожалению, большого распространения пока не получил.

В соответствии с п. 3 ст. 24 СК РФ в случае если раздел имущества затрагивает интересы третьих лиц, суд вправе выделить требование о разделе имущества в отдельное производство. В законе отсутствует четкое указание, о каких интересах каких третьих лиц идет речь. Содержащееся в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» разъяснение по этому вопросу является неполным. В нем, в частности, отсутствует указание относительно акций и долей в хозяйственных обществах как совместно нажитого имущества супругов. И здесь вступает в действие судейское усмотрение. Судья может воспользоваться своим правом выделить в отдельное производство раздел имущества супругов, поскольку этот раздел, по ничем не обоснованному мнению судьи, затрагивает интересы третьих лиц. Судья также может воспользоваться своим правом отказать в принятии мер по обеспечению иска. Решение о расторжении брака принимается в самые кратчайшие сроки, а рассмотрение выделенного в отдельное производство дела о разделе совместно нажитого имущества может многократно откладываться по самым разным причинам.

В СК РФ также отсутствуют нормы, четко регулирующие имущественные отношения между бывшими супругами. В результате после вступления в силу решения суда о расторжении брака бывший супруг, удерживающий у себя совместно нажитое имущество, производит его отчуждение, и нередко с указанием в договоре явно заниженной стоимости такого имущества.

Законом (п. 2 ст. 35 СК РФ) установлена презумпция согласия другого супруга на распоряжение общим имуществом одним из супругов. Очевидно, что бывший супруг, уже потребовавший в суде разделить совместно нажитое имущество, также возражает и по поводу распоряжения этим имуществом другим бывшим супругом. Поэтому не менее очевидна необходимость включения в СК РФ специальной нормы, регулирующей имущественные отношения бывших супругов.

Четыре главы СК РФ содержат нормы, регулирующие алиментные обязательства. Зачастую решение суда о взыскании алиментов остается неисполненным в силу элементарного отсутствия у лица, обязанного платить алименты, легального заработка или иного дохода. Представляется заслуживающим внимания включение в СК РФ нормы, устанавливающей минимальный размер алиментов. Соответствующая статья, предусматривающая минимальный размер алиментов не ниже половины прожиточного минимума, имеется, например, в семейном законодательстве Украины.

Можно полагать, что целый ряд проблем практики применения СК РФ мог бы быть решен путем пересмотра уже имеющихся и принятия новых постановлений Пленума Верховного Суда РФ.

Видео (кликните для воспроизведения).

Кроме того, требование Конституции РФ о защите государством семьи, материнства, отцовства и детства должно послужить основой реализации специального приоритетного национального проекта. В противном случае обречены на неуспех все меры по развитию и здравоохранения, и образования, и жилищного строительства, и сельского хозяйства.

Источники


  1. Неустойка. Судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2018. — 746 c.

  2. Кодекс профессиональной этики адвоката; Проспект — М., 2016. — 179 c.

  3. Теория государства и права в вопросах и ответах:Учебно-методическое пособие. -5-е изд. исп. — Москва: ИЛ, 2015. — 725 c.
  4. ред. Яблоков, Н.П. Криминалистика: Практикум; М.: Юристъ, 2011. — 575 c.
  5. ашов, А. И. Правоведение. Учебник для вузов / А.И. Балашов, Г.П. Рудаков. — М.: Питер, 2015. — 544 c.
Проблемы семейного законодательства российской федерации
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here