Суд сделку должника при банкротстве признал недействительным

Предлагаем ознакомиться со статьей на тему: "Суд сделку должника при банкротстве признал недействительным". Актуальность информации в 2020 году вы можете уточнить у дежурного консультанта.

Оспаривание сделок должников-банкротов: что учитывать кредитору, обращаясь в суд?

Материал для подписчиков издания «Ваш партнер-консультант». Для оформления подписки на электронную версию издания перейдите по ссылке.

Электронные версии изданий

ОПЕРАТИВНОСТЬ

Подписчик читает издание ПЕРВЫМ, сразу же после его подписания в печать.

АРХИВ ИЗДАНИЯ

Вместе с новыми номерами предоставляется доступ к архиву издания за прошлые годы (при подписке на периоды более 6 месяцев).

PDF номеров издания

Номера изданий доступны для скачивания в pdf-формате.

Суд сделку должника при банкротстве признал недействительным

Обзор судебной практики по спорным вопросам, возникающим при оспаривании сделок должника в процессе банкротства организации (глава III_1 Закона о банкротстве)

[2]

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения об оспаривании сделок должника в процессе банкротства организации

I. Основные положения об оспаривании сделок должника в процессе банкротства организации

Помимо общих оснований, предусмотренных Гражданским кодексом РФ, оспаривание сделок должника осуществляется по специальным основаниям, подлежащим применению только в отношении должника, только в рамках дела о банкротстве (речь идет прежде всего об основаниях, указанных в статьях 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве). Нормы, регулирующие оспаривание сделок должника, сформированы законодателем в отдельную главу, в которой определяются:

— основания для оспаривания и квалифицирующие признаки сделок, которые могут быть оспорены в процедурах банкротства;

— процессуальные нормы о порядке оспаривания сделок, в том числе особенности рассмотрения соответствующего заявления об оспаривании сделки;

— последствия признания сделки недействительной в рамках проводимых в отношении должника процедур банкротства.

Следует отметить, что предусмотренные статьями 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве основания недействительности сделок влекут оспоримость, а не ничтожность соответствующих сделок (что также подтверждается названием главы III_1 Закона о банкротстве).

В то же время наличие в Законе о банкротстве указанных специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке (пункт 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III_1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

Применение норм статей 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве подробно разъяснено в Постановлении Пленума ВАС РФ N 63:

1. В случае оспаривания подозрительной сделки судом проверяется наличие обоих оснований, установленных как пунктом 1, так и пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, то есть с учетом оценки неравноценности встречного исполнения обязательств другой стороной сделки и наличия целей причинения вреда имущественным правам кредиторов (пункт 9 Постановления Пленума ВАС РФ N 63).

2. При оспаривании сделки с предпочтением, применяя перечень условий, когда имеет место оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами, приведенный в абзацах втором — пятом пункта 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве, следует иметь в виду, что для признания наличия такого предпочтения достаточно хотя бы одного из этих условий.

При этом при проверке сделок по данной статье необходимо учитывать дату их совершения. Если сделка совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или за месяц до этого, то для признания ее недействительной достаточно условий, указанных в пункте 1 названной нормы; если же сделка совершена в период от одного до шести месяцев до возбуждения производства по делу о банкротстве, то для признания этой сделки недействительной дополнительно необходимо доказать наличие еще одного признака — недобросовестности контрагента (статья 61.3 Закона о банкротстве, пункты 10, 11, 12 Постановления Пленума ВАС РФ N 63).

1. Общие вопросы. Сфера применения положений главы III_1 Закона о банкротстве;

2. Оспаривание подозрительных сделок должника;

3. Оспаривание сделок должника, влекущих за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами;


4. Оспаривание сделок должника в отношении правопреемников;

5. Последствия признания сделки недействительной;

6. Отказ в оспаривании сделок должника.

II. Выводы судов по спорным вопросам, возникающим при оспаривании сделок должника в процессе банкротства организации

1. Общие вопросы. Сфера применения положений главы III_1 Закона о банкротстве

Исковые требования:

Конкурсный управляющий ТСЖ «Альфа» (организации-должника) обратился в суд с заявлением о признании недействительным акта приема-передачи, подписанного между председателем ТСЖ «Альфа» и представителем ООО «АК БАРС ИПОТЕКА», о передаче ООО «АК БАРС ИПОТЕКА» объектов недвижимого имущества и применении последствий недействительности сделки в виде включения в конкурсную массу ТСЖ «Альфа» указанных объектов.

Решение суда:

В удовлетворении требования отказано.

Позиция суда:

Установив из материалов дела, что подписание акта приема-передачи имущества состоялось при совершении исполнительных действий, суды трех инстанций со ссылкой на пункт 3 статьи 61_1 Закона о банкротстве указали, что действия по исполнению судебного акта (как сделка) могут быть оспорены только по правилам главы III_1 Закона о банкротстве, а не по основаниям, установленным статьей 64 Закона о банкротстве, регулирующей обязанности и ограничения должника в процедуре наблюдения, в этой связи оспариваемая сделка не может быть признана судом недействительной по основаниям, указанным конкурсным управляющим.

Также суд признал несостоятельным довод конкурсного управляющего ТСЖ «Альфа» о том, что сделка подлежит признанию недействительной на основании статьи 64 Закона о банкротстве, поскольку действия по передаче квартир были осуществлены во исполнение вступивших в законную силу судебных актов, в связи с чем подлежали оспариванию по правилам главы III_1 Закона о банкротстве, поскольку суд не может по собственной инициативе применять нормы названной главы, так как требуется иной порядок доказывания обстоятельств оспоримости сделок.

1.3. Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2015 N 10АП-15790/2014 по делу N А41-51561/13 (Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 14.04.2015 N Ф05-4497/2014 данное постановление оставлено без изменения)

Исковые требования:

Конкурсный управляющий ОАО «АБ «Пушкино» (организации-должника) обратился в суд с заявлением к Зейцу Р.О. о признании недействительными дополнительного соглашения к трудовому договору, мотивировав требование тем, что имели место злоупотребление правом при заключении дополнительного соглашения ввиду заинтересованности выгодоприобретателя (Зейца Р.О.), а также отсутствие экономической обоснованности и плохое финансовое состояние должника на момент его заключения.

Решение суда:

В удовлетворении требования отказано.

Позиция суда:

Отметив, что норма пункта 3 статьи 61_1 Закона о банкротстве, наряду с оспариванием гражданско-правовых сделок, позволяет оспаривать по правилам главы III_1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» также и действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с другими отраслями законодательства, в том числе трудового, то есть вводит новый институт — признание недействительными действий граждан и юридических лиц по исполнению своих обязательств, при этом в соответствии с разъяснениями Пленума ВАС РФ, содержащимися в пункте 1 Постановления от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III_1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», правила главы III_1 Закона о банкротстве могут применяться к оспариванию действий, направленных на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с различными отраслями законодательства РФ, а применительно к трудовому законодательству — действий по выплате заработной платы, в том числе премии, суд пришел к выводу о том, что оспаривание действительности самого трудового правоотношения, ранее возникшего на основании трудового договора, главой III_1 Закона о банкротстве и разъяснениями Пленума ВАС РФ не предусмотрено, так как правовое регулирование трудовых правоотношений осуществляется самостоятельной отраслью законодательства — трудового права, не предусматривающего признание трудового договора недействительным.

Читайте так же:  Уважительные причины неявки в суд постановление пленума

1.4. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 02.09.2014 N Ф05-14327/2011 по делу N А40-51217/2011

Исковые требования:

Конкурсный управляющий ООО «КОМПАНИЯ «ФИНАНССТРОЙИНВЕСТМЕНТ» (организации-должника) обратился в суд с заявлением о признании недействительной сделкой действий должника по перечислению со своего расчетного счета денежных средств в пользу компании «Андреас Софоклеус и Компания» и о применении последствий ее недействительности в виде обязания компании «Андреас Софоклеус и Компания» вернуть указанные денежные средства в конкурсную массу должника, основывая свое заявление на утверждении о том, что платеж является ничтожной сделкой в силу статьи 168 ГК РФ, а также отвечает признакам недействительности, предусмотренным пунктами 1 и 2 статьи 61_2 Закона о банкротстве, поскольку влечет причинение существенного вреда имущественным правам и интересам других кредиторов.

Доступ к полной версии этого документа ограничен

Ознакомиться с документом вы можете, заказав бесплатную демонстрацию систем «Кодекс» и «Техэксперт» или купите этот документ прямо сейчас всего за 49 руб.

Когда арбитражному управляющему уже поздно оспаривать сделки должника

Материал для подписчиков издания «Ваш партнер-консультант». Для оформления подписки на электронную версию издания перейдите по ссылке.

Электронные версии изданий

ОПЕРАТИВНОСТЬ

Подписчик читает издание ПЕРВЫМ, сразу же после его подписания в печать.

АРХИВ ИЗДАНИЯ

Вместе с новыми номерами предоставляется доступ к архиву издания за прошлые годы (при подписке на периоды более 6 месяцев).

PDF номеров издания

Номера изданий доступны для скачивания в pdf-формате.

ВС РФ разграничил сделки должника, оспариваемые в деле о банкротстве и в общегражданском порядке

Материал для подписчиков издания «ЭЖ-Юрист». Для оформления подписки на электронную версию издания перейдите по ссылке.

Российская правовая газета, издается с 1998 года. Освещает новости законодательства, практику применения законов и нормативных актов, судебную практику по различным отраслям права, предлагает аналитику наиболее актуальных вопросов правоприменения, отвечает на вопросы читателей.

Периодичность выхода: еженедельно, 50 номеров в год. Объем: 16 полос.

Признание недействительными мнимых сделок должника

Генезис

В п. 1 ст. 170 Гражданского кодекса РФ указано: мнимая сделка, т.е. сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Однако такой вид оспаривания в новейшей российской истории – вплоть до недавнего времени – был неэффективен, с чем соглашался и законодатель.

В пояснительной записке к проекту принятых в 2009 г. изменений (Федеральный закон от 28 апреля 2009 г. № 73-ФЗ) в Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127 «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве), содержащему новеллы в части совершенствования положений о конкурсном оспаривании сделок должника при осуществлении процедуры банкротства (ставшему гл. III.1 «Оспаривание сделок должника» Закона о банкротстве), отмечалось, что действовавшее на тот момент законодательство РФ не позволяло эффективно оспаривать сделки, направленные на незаконное отчуждение имущества должником в преддверии банкротства. Подобные сделки оспаривались в основном как фиктивные (мнимые) или притворные, что в судебной практике не приносило должного (положительного) результата для кредиторов и конкурсных управляющих, в особенности при оспаривании сделок неплатежеспособных лиц с неравноценным встречным исполнением.

Вместе с тем развитие «схем» вывода активов (среди которых – подготовка формально «чистых» и безупречных документов, подтверждающих наличие долга должника перед «сомнительными» кредиторами), чисто экономическая природа специальных оснований недействительности сделок (подозрительность и преференциальность), с трудом противодействующие прямой документальной фиктивности не совершенных в действительности операций, на которые ссылаются недобросовестные контрагенты должника, привели к возрождению практики применения п. 1 ст. 170 ГК РФ в процедурах банкротства.

Процессуальные особенности

Доводы о мнимости сделок банкрота могут быть заявлены не только путем предъявления соответствующих заявлений кредиторами или управляющим в конкурсном производстве, но и в форме возражений на заявления третьих лиц, настаивающих на включении их требований в реестр требований кредиторов, если первоначальные кредиторы и/или управляющий полагают упомянутые требования сомнительными.

Так, в п. 26 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 июня 2012 г. № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» (далее – Постановление № 35) разъяснено, что в силу п. 3–5 ст. 71 и п. 3–5 ст. 100 Закона о банкротстве проверка обоснованности и размера требований кредиторов осуществляется судом независимо от наличия разногласий относительно этих требований между должником и лицами, имеющими право заявлять соответствующие возражения, с одной стороны, и предъявившим требование кредитором – с другой. При установлении требований кредиторов в деле о банкротстве судам следует исходить из того, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности.

В связи с изложенным при установлении требований в деле о банкротстве не подлежит применению ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ, согласно которой обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований; также при установлении требований в деле о банкротстве признание должником или арбитражным управляющим обстоятельств, на которых кредитор основывает свои требования (ч. 3 ст. 70 АПК РФ), само по себе не освобождает другую сторону от необходимости доказывания таких обстоятельств.

При оценке достоверности факта наличия требования, основанного на передаче должнику наличных денежных средств, подтверждаемого только его распиской или квитанцией к приходному кассовому ордеру, суду надлежит учитывать среди прочего следующие обстоятельства: позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства, имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником, отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т.д. Также в таких случаях при наличии сомнений во времени изготовления документов суд может назначить соответствующую экспертизу, в том числе по своей инициативе (п. 3 ст. 50 Закона о банкротстве).

Читайте так же:  Можно ли и как оспорить завещание после смерти

Кроме того, если конкурсные кредиторы полагают, что их права и законные интересы нарушены судебным актом, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование (в частности, если они считают, что оно является необоснованным по причине недостоверности доказательств либо ничтожности сделки), то на этом основании они, а также арбитражный управляющий вправе обжаловать в общем установленном процессуальным законодательством порядке указанный судебный акт, при этом в случае пропуска ими срока на его обжалование суд вправе восстановить этот срок с учетом того, когда подавшее жалобу лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав и законных интересов (п. 24 Постановления № 35).

Следовательно, оспаривание сделок должника с его контрагентом по мотиву мнимости допустимо:

  • при предъявлении соответствующих заявлений кредиторами или управляющим об оспаривании этих сделок в конкурсном производстве (в порядке гл. III.1 «Оспаривание сделок должника» Закона о банкротстве);
  • в отдельном исковом производстве (в исключительных случаях в порядке внеконкурсного оспаривания);
  • путем заявления возражений при проверке арбитражным судом обоснованности и размера требований кредиторов, которые предполагаются «сомнительными» (в порядке п. 26 Постановления № 35);
  • в порядке апелляционного или кассационного обжалования, а также в порядке производства по новым или вновь открывшимся обстоятельствам в другом судебном деле, если в этом судебном деле вынесен судебный акт, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование «сомнительного кредитора» (в порядке п. 24 Постановления № 35).

Предмет доказывания

Согласно ст. 8 ГК РФ гражданские права возникают из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему. Под сделкой при этом понимаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК РФ).

В силу п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, т.е. сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Нормы ГК РФ о мнимых сделках применяются при одновременном выполнении следующих условий: стороны, участвующие в сделке, не имеют намерений ее исполнять или требовать ее исполнения; при заключении сделки подлинная воля сторон не была направлена на создание тех правовых последствий, которые наступают при ее совершении (постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 7 февраля 2012 г. № 11746/11; от 5 апреля 2011 г. № 16002/10).

Фиктивность мнимой сделки заключается в том, что у ее сторон нет цели достижения заявленных результатов. Волеизъявление сторон мнимой сделки не совпадает с их внутренней волей. Реальной целью мнимой сделки может быть, например, искусственное создание задолженности стороны сделки перед другой стороной для последующего инициирования процедуры банкротства и участия в распределении имущества должника.

В то же время для этой категории ничтожных сделок определения точной цели не требуется. Установление того факта, что стороны на самом деле не имели намерения породить возникновение, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей, обычно возникающих в результате такой сделки, является достаточным для квалификации сделки как ничтожной.

Сокрытие действительного смысла сделки находится в интересах обеих ее сторон. Совершая сделку лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся. Поэтому факт расхождения волеизъявления с волей устанавливается судом путем анализа фактических обстоятельств, подтверждающих реальность намерений сторон. Обстоятельства констатируются на основе оценки совокупности согласующихся между собой доказательств.

Доказательства, обосновывающие требования и возражения, представляются в суд лицами, участвующими в деле, и суд не вправе уклониться от их оценки (ст. 65, 168, 170 АПК РФ).

Видео (кликните для воспроизведения).

Отсюда следует, что при наличии обстоятельств, очевидно указывающих на мнимость сделки, либо доводов стороны спора о мнимости, установления только тех обстоятельств, которые указывают на формальное исполнение сделки, явно недостаточно (тем более если решение суда по спорной сделке влияет на принятие решений в деле о банкротстве, в частности, о включении в реестр требований кредиторов).

При рассмотрении вопроса о мнимости (например, договора подряда и документов, подтверждающих выполнение работ, в частности актов приемки выполненных работ по форме КС-2, справок о стоимости выполненных работ по форме КС-3; или договора поставки и документов, подтверждающих передачу товара, – товарных и транспортных накладных, актов приема-передачи и т.д.) суд не ограничивается проверкой соответствия копий документов установленным законом формальным требованиям. Принимаются во внимание и иные документы первичного учета, а также другие доказательства.

Изложенное тем более вытекает из системного толкования норм Закона о банкротстве и Налогового кодекса РФ (ст. 252), а также положений о том, что каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным учетным документом и не допускается принятие к бухгалтерскому учету документов, которыми оформляются не имевшие места факты хозяйственной жизни, в том числе лежащие в основе мнимых и притворных сделок (п. 1 ст. 9 Федерального закона от 6 декабря 2011 г. № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете»).

Проверяя действительность сделки, послужившей основанием для включения требований кредитора в реестр требований кредиторов, исходя из доводов о наличии признаков мнимости сделки и ее направленности на создание искусственной задолженности кредитора, суд должен осуществлять проверку, следуя принципу установления достаточных доказательств наличия или отсутствия фактических отношений по предмету сделки.

Целями такой проверки являются установление обоснованности долга, возникшего из договора, и недопущение включения в реестр необоснованных требований, поскольку такое включение приводит к нарушению прав и законных интересов кредиторов, имеющих обоснованные требования, а также должника и его учредителей (участников). При наличии убедительных доказательств невозможности осуществления исполнения (например, поставки) бремя доказывания обратного возлагается на кредитора (Постановление Президиума ВАС РФ от 18 октября 2012 г. № 7204/12 по делу № А70-5326/2011; Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 25 июня 2016 г. № 305-ЭС16-2411 по делу № А41-48518/2014).

Следует учитывать, что стороны мнимой сделки могут также произвести для вида ее формальное исполнение (п. 86 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). Например, во избежание обращения взыскания на движимое имущество должника заключить договоры купли-продажи или доверительного управления и составить акты о передаче данного имущества, при этом сохранив контроль за ним соответственно продавца или учредителя управления.

Равным образом осуществление сторонами мнимой сделки для вида государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество не препятствует квалификации такой сделки как ничтожной на основании п. 1 ст. 170 ГК РФ.

Рекомендации по доказыванию

Из приведенных норм права и разъясняющих их документов следует, что доводы кредиторов и/или управляющего о мнимости договора выражаются в заявлении о совершении его и операций по нему лишь для вида и без намерения создать правовые последствия, свойственные соответствующему правоотношению (например, по подряду, поставке, агентированию, купле-продаже, возмездному оказанию услуг и т.д.). Зачастую лица, оспаривающие сделку по критерию мнимости (как в обособленных спорах о включении кредитора с предположительно «сомнительным требованием о взыскании задолженности», так и при оспаривании сделок должника), указывают, что реальной целью данной сделки было формальное подтверждение искусственно созданной задолженности в целях инициирования процедуры банкротства и участия в распределении конкурсной массы.

Поэтому в ходе разбирательства следует принимать во внимание, исследовать и обосновывать наличие или отсутствие обстоятельств (в зависимости от того, на чьей стороне читатель настоящих строк), связанные с реальностью сделки и хозяйственных операций, совершенных во ее исполнение.

[1]

Среди таких обстоятельств:

Читайте так же:  Возврат автомобиля с пробегом в автосалон

Таким образом, ключевой аспект проверки сделки по мотиву мнимости – реальность операций, совершенных во исполнение такой сделки.

Во многом доказывание мнимости сделок и операций или отсутствие таковой в обособленных спорах в рамках дел о банкротстве созвучно и похоже на доказывание факта реальности или нереальности операций в налоговом праве. Читатель может познакомиться с особенностями такого доказывания в статье «Реальность сделок и хозяйственных операций в налоговом праве», которую автор писал ранее для «АГ».

Реституционные последствия

Кредиторы и иные лица, кому передано имущество или перед которыми должник исполнял обязательства или обязанности по сделке, признанной недействительной на основании п. 1 ст. 61.2, п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве и ГК РФ, в случае возврата в конкурсную массу полученного по недействительной сделке имущества приобретают право требования к должнику, подлежащее удовлетворению в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве).

Таким образом, при признании недействительной сделки с должником по мотиву мнимости (по ст. 170 ГК РФ) требование контрагента к должнику восстанавливается и контрагент вправе предъявить его в реестр требований кредиторов должника (если полученное по этой сделке возвращено контрагентом в конкурсную массу должника).

Оспаривание сделок при банкротстве физического лица

Сделки, совершенные за 3 года до банкротства, могут быть оспорены (отменены)!

Многие воспринимают этот факт без словосочетания «могут быть» и отказываются от банкротства лишь потому, что 2 года назад продали автомобиль. На самом деле, оспорить («аннулировать») сделку в процедуре банкротства физического лица не так-то просто, особенно, если сделка совершена более года назад. Дочитав статью до конца, Вы узнаете, как и какие сделки могут быть оспорены в банкротстве, а также сможете самостоятельно оценить собственные сделки на предмет оспоримости.

Уважаемые читатели, в одной статье не получится разобрать все нюансы оспаривания сделок при банкротстве. Мы постарались привести и разобрать наиболее распространенные ситуации. Если «на кону» дорогостоящее имущество, то лучше доверить анализ Ваших сделок и защиту Вашего имущества профессионалам! К сожалению, зачастую, люди обращаются к нам слишком поздно. Например, когда уже сделку оспорил суд первой инстанции, и помочь в этой ситуации довольно-таки сложно. Своевременное участие профессиональных юристов компании «Долгам.НЕТ» позволит Вам и покупателям Вашего имущества «оставить все на своих местах». Стоимость наших услуг несоизмеримо меньше суммы потерь от возможного оспаривания сделок. Не надейтесь «на авось», звоните и получите консультацию по телефону: 8-800-333-89-13.

Отмена сделок при банкротстве физических лиц

В процедуре банкротства физического лица финансовый управляющий или кредиторы могут оспорить сделки должника, совершенные за три года до принятия судом заявления о признании банкротом. Поэтому, зная о наличии каких-либо сделок с недвижимостью, автотранспортом, банк может инициировать Ваше банкротство самостоятельно, чтобы получить возможность их оспорить. Оспаривание сделок входит в непосредственные обязанности финансового управляющего в деле о банкротстве, поэтому если он работает за счет кредитора, то наверняка будет более настойчив, чем если бы его услуги оплачивали Вы. Как говорится, «кто платит, тот и заказывает музыку».

Кроме того, у финансового управляющего или у кредиторов есть возможность признать недействительными сделки, совершенные после 1 сентября 2010 года (за период более 3-х лет) на основании общих норм Гражданского кодекса РФ (ст. 10 и ст. 168 ГК РФ). Сделки за 3-х летним периодом по общим нормам ГК РФ в процедурах банкротства физического лица оспариваются не часто и при условии, что:

  • На момент совершения сделки должник знал о наличии долга и невозможности его оплатить;
  • Налицо злоупотребление правами со стороны должника (в короткий промежуток времени отчуждается всё ликвидное имущество, за счет которого долги перед кредиторами могли бы быть погашены).

Кредитор, или финансовый управляющий должен доказать, что сделка совершена с единственной целью — причинить вред кредиторам. Что, как Вы понимаете, довольно-таки сложно. Примером таких сделок являются:

  • дарение, продажа по заниженной стоимости объекта собственности заинтересованному лицу (близкому родственнику) при наличии признаков неплатежеспособности (например, наличие просрочек по кредитам);
  • дарение, продажа имущества после вынесения решения суда о взыскании с Вас задолженности с целью избежать обращения взыскания на данное имущество.

На практике, указанные общие нормы Гражданского кодекса применяются при банкротстве физических лиц, задолжавших десятки, сотни миллионов рублей.

[3]

Чем больше времени с момента совершения сделки прошло, тем меньше шансов ее оспорить:

  • второй стороной сделки выступал близкий родственник или иное лицо, знавшее о том, что сделка совершается с целью причинить вред кредиторам;
  • должник на момент совершения сделки отвечал признакам неплатежеспособности (например, имелась просрочка по кредитам, неоплаченный в срок налог) или недостаточности имущества (стоимость имущества на момент сделки была меньше суммы обязательств);
  • в результате сделки был причинен вред кредиторам (вред кредиторам наносят сделки, совершенные по «заниженным ценам», договора дарения и т.п. сделки, которые привели к ухудшению материального положения должника);
  • если проданное (подаренное) имущество не входит в перечень «неприкосновенного имущества».

Бремя доказывания этих условий лежит на заявителе: финансовом управляющем или кредиторе.

Сделки с единственным жильем

Сделки должника с жильем, являющимся единственным пригодным для его проживания, не причиняют вреда кредиторам, т.к. не могут быть реализованы в рамках исполнительного производства или в процедуре реализации имущества в деле о банкротстве физических лиц. Однако, несмотря на это, на практике часто такие сделки оспариваются судами в процедурах банкротства. Смысл «разворота» таких сделок не понятен, т.к. в результате все равно вернувшееся единственное жилье в рамках процедуры банкротства не реализуется на основании статьи 446 ГПК РФ.

Пример 1. Должник продал маме дачу 1,5 года назад (после 1 октября 2015 года), у него же осталось единственное жилье — квартира. Первые просрочки у должника начались 2 года назад, и просрочка платежа начала носить регулярный характер. Должник или его кредитор подали заявление о признании его банкротом.

Финансовый управляющий имеет реальные шансы оспорить сделку по продаже дачи. Единственное, что нужно будет доказать в этом случае для оспаривания сделки — это наличие вреда кредиторам. Для этого будет исследоваться: рыночность цены сделки, реальность расчетов по сделке, дальнейшая судьба полученных должником денежных средств.

Читайте так же:  В каком возрасте граждане считаются военнообязанными

Пример 2. Должник имел 2 квартиры, одну подарил 2 года назад своему отцу. Кредиты взял уже после совершения сделки и лишь три месяца назад лишился работы и, как следствие, перестал оплачивать кредиты. Обратился в суд о признании его банкротом.

Финансовый управляющий и кредиторы не смогут оспорить сделку по дарению квартиры, т.к. на момент совершения сделки отсутствовали какие-либо обязательства перед кредиторами.

Пример 3. Должник за 8 месяцев до подачи заявления о признании себя банкротом продал свою трехкомнатную квартиру в центре Москвы за 1 000 000 рублей (цены на недвижимость в центре Москвы мы приводить не будем, но и так понятно, что один миллион – это сильно заниженная цена для трешки в центре Москвы). В банкротстве эта сделка может быть оспорена финансовым управляющим.

Именно для оценки финансовым управляющим возможности оспаривания сделок при подаче заявления о признании банкротом в перечень прилагаемых к нему документов входят копии документов о совершавшихся в течение 3-х лет сделках с недвижимостью, ценными бумагами, транспортными средствами и иных сделках на сумму свыше 300 000 рублей.

Даже если должник скрыл информацию о сделках, совершенных в 3-х летний период, финансовый управляющий узнает об этом. Ведь финансовый управляющий в обязательном порядке запрашивает сведения об имуществе и сделках должника в Россреестре, ГИБДД, ГИМС, Гостехнадзоре, ФНС и т.д.

Какие сделки оспариваются

  • брачный договор, соглашение о разделе общего имущества супругов;
  • уплата налогов и сборов;
  • действия по исполнению судебного акта, в том числе определения об утверждении мирового соглашения, а также само мировое соглашение;
  • перечисление другому кредитору в исполнительном производстве денежных средств, вырученных от реализации имущества должника;
  • банковские операции, в том числе списание банком денежных средств со счета клиента банка в счет погашения задолженности клиента перед банком или другими лицами;
  • выплата заработной платы, в том числе премии — для индивидуальных предпринимателей.

Мы рассмотрели наиболее распространенные ситуации. Зачастую, мелкие нюансы могут сыграть важную роль при рассмотрении вопросов об оспаривании сделок при банкротстве физических лиц. Мы рекомендуем не полагаться на случай и не подходить к этому вопросу поверхностно, а доверить анализ Ваших сделок профессионалам.

В команде проекта «Долгам. Нет» работают грамотные юристы и финансовые управляющие, которые наверняка определят, какие из Ваших сделок подлежат оспариванию, и помогут защитить Ваши интересы. Банкротство физических лиц и ИП — профиль нашей компании, поэтому мы осведомлены обо всех последних изменениях в законодательстве.

Мы оказываем профессиональные услуги по анализу сделок, совершенных в преддверии банкротства (за 3 года), а также осуществляем юридическую защиту интересов должника при обособленных спорах об оспаривании сделок в процедуре банкротства. Подробности по телефону 8-800-333-89-13.

Что делать ответчику, в случае если суд признал сделку с банкротом недействительной?

Нередко если суд признает сделку с банкротом недействительной (например, отступное, зачет, платежи), то у ответчика восстанавливается право требование к банкроту. Однако, учитывая особенности предъявления требований к банкроту, то требование должно быть предъявлено с соблюдением некоторых правил.

Во-первых, требование должно быть предъявлено в течение двух месяцев с момента вступления в законную силу судебных актов о признании сделки недействительной[1].

Во-вторых, ответчик по иску об оспаривании сделки может предъявить восстановленное требование к должнику только после возврата в конкурсную массу должника этого имущества или его стоимости[2].

Соответственно, требуется не только предъявить требование в течение двух месяцев, но также и вернуть имущество должнику. Однако на практике используется способ по продлению возвращения имущества в конкурсную массу на один месяц, т.е. всего три месяцf с момента вступления в силу судебного акта. Так, в соответствии с п. 27 Постановления Пленума ВАС РФ № 63 доказательство возврата имущества или его стоимости должно прилагаться к требованию о включении, в ином случае заявление подлежит оставлению без движения. Таким образом, на практике для продления срока по возвращению имущества поступают следующим образом:

  • предъявляют требование о включении в реестр требований кредиторов в двухмесячный срок;
  • представляют доказательства возвращения имущества в период оставления заявления без движения.

Надлежит отметить, что определенная специфика имеется при оспаривании зачета: суд по ходатайству кредитора (такое ходатайство возможно заявить как дополнительное с учетом возражения на заявление об оспаривании) вправе указать в определении о признании сделки недействительной также на включении восстановленного требования в реестр требований кредиторов (п. 28 Постановления Пленума ВАС РФ № 63).

Таким образом, срок на предъявление требования кредитора при признании сделки недействительной также составляет два месяца, но исчисляется не с момента публикации сообщения об открытии конкурсного производства, а с момента вступления в законную силу судебных актов.

О роли суда при оспаривании сделок должника в банкротстве

21.10.2019 ВС РФ принял судебный акт, поставив точку в вопросе: может ли суд оспорить исполнение по договору, если арбитражный управляющий привел все доказательства недействительности исполнения по договору, но в резолютивной части заявления просил признать недействительной сделкой сам договор, а не его исполнение?

Обстоятельства дела

15.10.2015 ООО «Бетон-Крым» (далее – должник) реализовал в пользу Заборского С.В. (далее – покупатель) оборудование за 9 485 794 руб. В этот же день оформили акт приема-передачи оборудования, но фактически оборудование передали лишь в декабре 2016 года. При этом 14.01.2015 Покупатель и Должник заключили договор поручительства от 14.01.2015. Поручительство дано в обеспечение исполнения обязательств Зубарева И.Г. перед Заборским С.В. по договору займа от 14.01.2015, по условиям которого Заборский С.В. предоставил Зубареву И.Г. займ в размере 12 000 000 руб.

15.10.2015 по взаимозачету стороны (Должник и Покупатель) прекратили встречные обязательства по Договору купли-продажи оборудования от 15.10.2015 и по Договору поручительства от 14.01.2015.

12.04.2017 возбуждено производство по делу о банкротстве Должника.

24.10.2017 Должник признан банкротом, введена процедура конкурсного производства.

20.02.2018 конкурсный управляющий Должника обратился в суд с заявлением о признании недействительным договора купли-продажи от 15.10.2015 по основанию, предусмотренному п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. Требование о признании недействительной сделкой исполнения по договору не было заявлено.

Определением Арбитражного суда города Севастополя от 25.10.2018 оспариваемая сделка признана недействительной, применены последствия недействительности данной сделки в виде возврата имущества (оборудования) в конкурсную массу и восстановления задолженности общества перед Заборским С.В. по договору купли-продажи оборудования.

Постановлением Двадцать первого арбитражного апелляционного суда от 13.12.2018 определение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении заявления отказано. Постановлением Арбитражного суда Центрального округа от 05.03.2019 постановление суда апелляционной инстанции оставлено без изменения.

Позиция ВС РФ.

Согласно пункту 3 статьи 61.1 Закона о банкротстве по правилам главы III.1 Закона о банкротстве могут быть оспорены не только сами сделки, но и действия, направленные на их исполнение, в том числе действия должника по уплате контрагенту денег, передаче ему вещей по гражданско-правовым обязательствам. По смыслу приведенных норм процессуального права, положений пункта 3 статьи 61.1 Закона о банкротстве и разъяснений, данных в абзаце четвертом пункта 9.1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», если при обращении в суд конкурсный управляющий заявил требование о признании недействительным договора, а приведенные им в заявлении об оспаривании сделки фактические обстоятельства (основания заявления) и представленные управляющим доказательства свидетельствуют о наличии признаков недействительности действий по исполнению этого договора, суд переходит к проверке данных действий на предмет

Таким образом, исходя из установленных судами обстоятельств спора право собственности на оборудование перешло к Заборскому С.В. в момент фактического исполнения договора от 15.10.2015 должником, то есть не ранее декабря 2016 года. Заявление о признании должника несостоятельным (банкротом) принято к производству определением Арбитражного суда города Севастополя от 12.04.2017. Следовательно, действия должника по передаче оборудования, совершенные во исполнение договора купли-продажи от 15.10.2015, попадают в шестимесячный период подозрительности, установленный пунктом 3 статьи 61.3 Закона о банкротстве.

Таким образом, ВС РФ проявил более активную позицию и фактически изменил требование арбитражного управляющего с оспаривания договора на оспаривание исполнения по договору.

Читайте так же:  Разделение долей в нежилом помещении

В судебной практике по таким категориям споров активность суда, направленная на правильную квалификацию спорных правоотношений, прослеживалась и ранее.

Так, еще в п. 9.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63[1], ВАС РФ разъяснил, что если исходя из доводов оспаривающего сделку лица и имеющихся в деле доказательств суд придет к выводу о наличии иного правового основания недействительности сделки, чем то, на которое ссылается истец (например, пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве вместо статьи 61.3, или наоборот), то на основании части 1 статьи 133 и части 1 статьи 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) суд должен самостоятельно определить характер спорного правоотношения, возникшего между сторонами, а также нормы права, подлежащие применению (дать правовую квалификацию), и признать сделку недействительной в соответствии с надлежащей нормой права».

Руководствуясь этим разъяснением, суды по своей инициативе могли признать сделку недействительной по тем основаниям, о которых арбитражный управляющий вовсе не заявлял.

Распространенный пример: арбитражный управляющий просит признать сделку по основанию, предусмотренному п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, но суд признает сделку недействительной по основанию ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Однако подход, позволяющий изменять требование арбитражного управляющего, в подобных спорах об оспаривании сделок должника по банкротным основаниям наблюдается впервые. По таким категориям дел суды раньше просто отказывались выходить за пределы заявленных требований.

К примеру, в рамках дела № А65-4068/2018[2] суды первой и апелляционной инстанции отказали в оспаривании платежа по соглашению со ссылкой на то, что суд рассматривает дело в пределах заявленных конкурсным управляющим требований, а в просительной части конкурсным управляющим указано требование о признании недействительным самого договора. В этих спорах, в просительной части заявления конкурсный управляющий должника требовал признать соглашение недействительным, хотя фактически конкурсный управляющий приводил аргументы о недействительности исполнения по соглашению.

Аналогичная позиция о недопустимости выхода за пределы заявленного требования также наблюдалось и в ряде других судебных актов[3].

Позиция о возможности оспаривания исполнения по договору, даже если арбитражный управляющий прямо не заявил о недействительности исполнения по сделке, впервые прослеживается в Определение СКЭС ВС РФ от 02.09.2019 №307-ЭС19-6974(2) по делу №А56-76137/2016. В указанном деле конкурсный управляющий потребовал в арбитражном суде признать недействительным договор купли-продажи от 19.10.2016, по которому должник получил оплату от покупателя путем перечисления денежных средств внутрибанковский проводкой. При этом конкурсный управляющий прямо не оспаривал такую оплату, но приводил аргументы, что оплата совершена в период возникновения картотеки неисполненных платежей. ВС РФ также прямо не оспорил оплату внутрибанковский проводкой, но согласился с аргументами арбитражного управляющего о том, что оплата, совершенная внутрибанковский проводкой, говорит об отсутствии встречного предоставления по договору.

Стоит отметить, что в рамках других категорий дел в судебной практике широко распространен подход о том, что суд фактически может менять заявленное требование. Одним из распространённых примеров является право суда рассматривать в качестве виндикационного иска требование истца о признании недействительными нескольких последовательных сделок по отчуждению имущества.

По смыслу АПК РФ, арбитражный процесс считается более профессиональным процессом. Неправильная квалификация или выбор неправильного способа защиты должны повлечь отказ в иске. В таком процессе роль суда ограничена: суд лишь вправе, но не обязан, предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства, уточнить предмет или основание иска. Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий (ч. 1 ст. 9 АПК РФ). Поэтому многие из коллег могут не согласиться с выводом ВС РФ в определении от 21.10.2019 о возможности суда фактически изменять требования.

Однако, на мой взгляд, позиция ВС РФ в Определении от 21.10.2019 в данном случае является правильной, так как направлена на устранение возможных случайных ошибок арбитражного управляющего при оспаривании сделки. Кредиторы должника не должны страдать из-за такого ляпсуса арбитражного управляющего.

В связи с этим роль суда при рассмотрении подобных споров не должна ограничиваться оценкой предмета и основания иска, указанных в заявлении арбитражного управляющего.

Таким образом, если из представленных в материалы дела обстоятельств очевидно, что сделка направлена на причинение вреда или оказание предпочтения, то суд не должен ограничиваться пределами заявленных арбитражным управляющим требований.

Хочется услышать мнение коллег относительно изложенной ВС РФ позиции.

[1] Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»

[2] Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.09.2019 по делу № А65-4068/2018; Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.06.2019 по делу № А65-4068/2018.

Видео (кликните для воспроизведения).

[3] Постановление Арбитражного суда Московского округа от 09.04.2018 N Ф05-4335/2017 по делу N А40-31573/16

Источники


  1. Рыжаков, А. П. Защитник в уголовном процессе / А.П. Рыжаков. — М.: Экзамен, 2016. — 480 c.

  2. Инструкции о подоходном налоге с физических лиц и дорожные фонды в 1993 году. — М.: СПб: Метроном, 1993. — 110 c.

  3. Горшенева, И.А. Теория государства и права. Гриф МВД РФ / И.А. Горшенева. — М.: Юнити-Дана, 2013. — 910 c.
  4. Грудцына Л. Ю. Адвокатура, нотариат и другие институты гражданского общества в России; Деловой двор — М., 2012. — 352 c.
  5. Керимов, Д.А. Проблемы общей теории права; М.: Современный гуманитарный университет, 2012. — 121 c.
Суд сделку должника при банкротстве признал недействительным
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here