Судебная практика по антимонопольному законодательству

Предлагаем ознакомиться со статьей на тему: "Судебная практика по антимонопольному законодательству". Актуальность информации в 2020 году вы можете уточнить у дежурного консультанта.

Судебная практика по антимонопольному законодательству

Обзор правоприменительной практики ФАС России и ее территориальных органов по вопросам определения доминирующего положения хозяйствующего субъекта (пункт 10 части 1 статьи 23 Федерального закона N 135-ФЗ)

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Общие положения об определении доминирующего положения хозяйствующего субъекта

Согласно статье 14.31 КоАП совершение занимающим доминирующее положение на товарном рынке хозяйствующим субъектом, за исключением субъекта естественной монополии, действий, признаваемых злоупотреблением доминирующим положением и недопустимых в соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации, если такие действия приводят или могут привести к ущемлению интересов других лиц и при этом результатом таких действий не является и не может являться недопущение, ограничение или устранение конкуренции, за исключением случаев, предусмотренных статьей 14.31.1 КоАП РФ, — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пятнадцати тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от трехсот тысяч до одного миллиона рублей.

II. Суд оставил постановление УФАС об определении доминирующего положения хозяйствующего субъекта в силе

1. Нарушение установленного нормами жилищного законодательства порядка ценообразования путем самостоятельного определения платы (тарифа) за оказание услуг по содержанию и ремонту жилого помещения в многоквартирных домах

Доминирующее положение было установлено.

2. Отказ гражданам в заключении договоров ОСАГО без заключения договора добровольного страхования от несчастных случаев

Решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Башкортостан по делу N А-114/10-13 от 07.11.2013 (резолютивная часть от 23.10.2013).

Общество не согласилось с решением и обратилось в суд.

УФАС по РБ было возбуждено дело по признакам нарушения ч.1 ст.10 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции».

По результатам рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства УФАС по РБ вынесено решение по делу N А-114/10-13 от 07.11.2013 (резолютивная часть от 23.10.2013), которым ООО «Росгосстрах» признано нарушившим п.3, 10 части 1 ст.10 Закона о защите конкуренции.

07.11.2013 обществу было выдано предписание N 26, которым ООО «Росгосстрах» в лице филиала в Республике Башкортостан предписано прекратить злоупотребление доминирующим положением и предоставить возможность клиентам заключать договоры обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств без навязывания иных договоров, не относящихся к предмету договора или невыгодных для клиента, а также предписано при заключении договора ОСАГО учитывать понижающий коэффициент Кбм в соответствии с действующим законодательством.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Доминирующее положение было установлено.

Не согласившись с принятым решением и предписанием антимонопольного органа, общество обратилось в арбитражный суд.

В Постановлении Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.07.2014 N 18АП-5139/2014 по делу N А07-20465/2013 суд отказал в удовлетворении требований об отмене решения и предписания антимонопольного органа.

Постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 06.11.2014 N Ф09-7150/14 данное постановление оставлено без изменения.

Запрет на злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением установлен статьей 10 Закона N 135-ФЗ.

Согласно части 7 статьи 5 Закона N 135-ФЗ (в редакции, действовавшей в период существования спорных правоотношений) условия признания доминирующим положения финансовой организации (за исключением кредитной организации) с учетом ограничений, предусмотренных настоящим Федеральным законом, устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Пунктом 2 статьи 4 Закона о защите конкуренции определено, что финансовой услугой является в том числе страховая услуга, следовательно, ООО «Росгосстрах» осуществляет деятельность на финансовых рынках.

На основе анализа информации, опубликованной на официальном сайте ФСФР России, антимонопольный орган установил и отразил, что рынок ОСАГО на территории Республики Башкортостан является высоко концентрированным, а лидером рынка выступает общество, доля которого на указанном рынке в 2011 году составила 63%, в 2012 году — 60%.

Соответствующие доводы заявителя о неверном определении временного интервала исследования рынка являются несостоятельными, не опровергают достоверность и объективность результатов ретроспективного анализа, проведенного антимонопольным органом.

При составлении аналитического отчета антимонопольным органом в данном случае при определении географических границ товарного рынка были приняты во внимание экономические возможности приобретения полисов ОСАГО владельцев транспортных средств потребителями.

Антимонопольный орган пришел к правомерному выводу о том, что общество занимает доминирующее положение на рынке предоставления услуг ОСАГО в географических границах Республики Башкортостан. Иное заявителем не доказано.

3. Взимание платы за проезд проводников и сопровождающих, которая уже была включена в утвержденный тариф по перевозке грузобагажа

Пунктом 2.3.9 договора установлено, что отправители обязаны обеспечить и сопровождающих вагон лиц проездными и перевозочными документами с указанием полного маршрута следования.

Однако, как верно отразил суд первой инстанции в приложении N 46 к приказу ФСТ России от 27.07.2010 N 156-т/1 в тарифах на услуги ОАО «ФПК» уже учтены расходы общества по оказанию услуг по сопровождению проводниками и сопровождающими в пути следования при перевозках грузобагажа.

В данном случае эти действия общества привели к ущемлению интересов других лиц, в том числе ООО «ДЖК», что выразилось в необоснованном взимании в сентябре — декабре 2011 годы платы за проезд проводников и сопровождающих, которая уже была включена в утвержденный тариф по перевозке грузобагажа.

В соответствии с частью 1 статьи 50 Закона о защите конкуренции по результатам рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства на основании решения по делу комиссией выдано предписание, которое обязательно для исполнения хозяйствующими субъектами в силу подпункта «е» пункта 1 части 1 статьи 23 Закона о защите конкуренции.

4. Определение размера платы за коммунальные услуги по отоплению и горячему водоснабжению с нарушением установленного Правилами предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 23.05.2006 ..

4. Определение размера платы за коммунальные услуги по отоплению и горячему водоснабжению с нарушением установленного Правилами предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 23.05.2006 N 307

Доступ к полной версии этого документа ограничен

Ознакомиться с документом вы можете, заказав бесплатную демонстрацию систем «Кодекс» и «Техэксперт» или купите этот документ прямо сейчас всего за 49 руб.

Читайте так же:  Просительная часть апелляционной жалобы в арбитражный суд

Топ-5 самых интересных антимонопольных споров за год

Именно в 2017 году развернулись основные баталии по делу о крупнейшем в России картеле – в нем участвовало более 90 компаний, а общая сумма начальной цены контракта перевалила за 3,5 млрд руб. Кроме того, в прошлом году ВС подчеркнул: произвольный контроль антимонопольного органа за проведением корпоративных закупок недопустим и ФАС не может навязывать бизнесу свое видение процедуры организации торгов и критериев определения победителей.

АК «Алроса» vs ФАС

«Требования к участникам закупки могут нарушать законодательство, если доказано: условие включено в документацию о закупках для того, чтобы обеспечить победу конкретному хозяйствующему субъекту, а формирование условий закупки не соответствует целям и потребностям проводимых процедур», – разъяснила советник АБ «Казаков и партнёры» Лина Тальцева. «Любые дополнительные требования к участникам закупки ограничивают круг потенциальных участников. Но это не является нарушением, если только такие ограничения не приводят к необоснованному ограничению конкуренции», – подтвердил руководитель Антимонопольной практики «ФБК Право» Сергей Ермоленко.

ООО «Газпром трансгаз Чайковский» vs ФАС

«ВС установил, что объем полномочий антимонопольного органа по вмешательству в закупки, проводимые в соответствии с 223-ФЗ, существенно меньше полномочий, которыми он обладает в силу 44-ФЗ и п. 4.2 ч. 1 ст. 23 закона о защите конкуренции», – сообщила юрист Антимонопольной практики «ФБК Право» Вероника Донаева. «Таким образом, ВС пришел к выводу, что не допускается установление нарушения ст. 17 закона о защите конкуренции в рамках сокращенной процедуры, предусмотренной ст. 18.1 закона о защите конкуренции», – подтвердила Тальцева.

Google vs ФАС

Еще в 2015 году «Яндекс» направил в ФАС заявление, в котором пожаловался на введенный Google запрет предустановки сервисов «Яндекса» на мобильных устройствах Fly, Explay и Prestigio на платформе Android. Согласно заявлению российской компании, Google, владея ОС Android, уже давно использует свое положение для продвижения сторонних сервисов. Например, доступ к магазину приложений Google Play, без которого практически невозможно продавать устройства на Android, производители могут получить только на условиях Google. В результате Google может ставить любые ограничения – вплоть до запрета на сотрудничество с конкурирующими сервисами. «Яндекс» считает, что у производителей и пользователей должен быть выбор, какой поиск по умолчанию будет установлен на их смартфонах и планшетах и какие сервисы им устанавливать по умолчанию.

ФАС признала, что Google злоупотребляет своим доминирующим положением, и предписала ему убрать пункт о запрете предустановки конкурирующих приложений из договоров с производителями смартфонов, уведомить пользователей о возможности самостоятельно сменить систему поиска, а также потребовала отвязать магазин Google Play от других сервисов. Кроме того, Google получил 438 млн руб. штрафа за нарушение антимонопольного законодательства.

Google пытался обжаловать это решение в судах: сначала в Арбитражном суде Москвы, потом в 9-м ААС, однако попытки корпорации успехом не увенчались. Рассматривая этот спор, арбитражный суд решил: если компания занимает доминирующее положение и, реализуя уникальный товар, навязывает иные программы, которые представлены разными производителями, она тем самым ограничивает конкуренцию (№ А40-240628/2015). «Арбитраж подтвердил, что в некоторых договорах Google с производителями указывалось, в отношении каких конкретно конкурентов установлены запреты и ограничения на размещения приложений. В некоторых случаях Google материально стимулировал производителей для установления подобного рода условий», – сообщил Ермоленко. ВС отказал Google в рассмотрении кассационной жалобы (см. «Верховный суд отказал Google в рассмотрении жалобы к ФАС»).

В апреле 2017 года ФАС и Google заключили мировое соглашение, по которому корпорация отказывалась от эксклюзивности своих приложений на ОС Android, обязалась разработать окно выбора поисковой системы для пользователей, которая будет использоваться по умолчанию, и уплатить штраф (см. «Google заключил мировое соглашение с ФАС по делу о конкуренции»).

«Таким образом, Россия стала первой страной, в которой Google согласился изменить условия предустановки приложений на платформе Android», – отметила юрист ЮБ «Мозго и партнёры» Мария Белова.

ООО «Башкирдорстрой» vs ФАС

Государственный комитет Республики Башкортостан по транспорту и дорожному хозяйству провел открытый конкурс на право заключения концессионного соглашения о финансировании, строительстве, реконструкции и эксплуатации автомобильной дороги. В январе 2017 года ФАС, рассмотрев жалобу одного из участников конкурса на нарушение процедуры торгов и порядка заключения договоров, аннулировала конкурс. Антимонопольный орган установил, что концессии с полным возмещением расходов из бюджета субъекта РФ незаконны, т. к. противоречат ч. 13 ст. 3 закона о концессиях.

[3]

Госкомитет Башкирии и победитель конкурса обжаловали решение и предписание ФАС в суде, но АСГМ поддержал ФАС (см. «АСГМ признал госзакупкой один из главных видов концессий»). Однако в сентябре 2017 года 9-й арбитражный апелляционный суд отменил решение ФАС в части признания Госкомитета Башкирии нарушившим ч. 13 ст. 3 закона о концессиях, установив, что закон о концессиях не предусматривает никаких ограничений по размеру платы концедента. Пока ФАС не подала кассационную жалобу (№ А40-31275/2017).

«Примечательно, что суд в своем решении установил: поскольку проект по строительству автомобильной дороги является социально значимым для Башкортостана, оспариваемое решение ФАС нарушило права и законные интересы республики. При этом аннулирование конкурса нанесло существенный материальный ущерб региону», – рассказала руководитель антимонопольной практики Linklaters CIS Евгения Рахманина. «Это решение, безусловно, положительно повлияет на значительное число проектов, реализуемых федеральными и региональными органами исполнительной власти по схожей модели», – уверен партнер, руководитель офиса в Санкт-Петербурге «Иванян и партнеры» Алексей Козьяков, который представлял ООО «Башкирдорстрой» в апелляции.

ООО «ЭЛИТА», ООО «ОверСтиль», ООО «Росс Профит», ООО «ПШО «Южанка» и другие vs ФАС

В 2016 году ФАС вынесла решение, которым признала более 90 компаний участниками картеля, целью которого было поддержание цен на торгах по закупке вещевого имущества. Общая сумма начальной цены контракта составила более 3,5 млрд руб., а общая сумма штрафов перевалила за 606 млн руб.

Основные баталии по этому делу развернулись именно в 2017 году, когда спор попал в АСГМ, который встал на сторону ФАС. Однако уже в октябре 2017 года 9-й арбитражный апелляционный суд признал решение ФАС незаконным. При этом в апелляцию обратилась лишь часть компаний, которые оспаривали решение ФАС в первой инстанции. Суд апелляционной инстанции не отменял решение ФАС в полном объеме, а вынес свое постановление только в отношении компаний, которые подавали апелляционные жалобы (№ А40-175855/2016). «Участники процесса уже обсуждают: получается, те компании, которые повели себя пассивно, де-юре останутся членами картеля, а те, кто выиграл в апелляции, – нет», – сообщил партнер «Мозго и партнеры» Антон Шаматонов.

Читайте так же:  Типовой устав товарищества собственников недвижимости

Этот спор еще не завершен окончательно: ФАС планировала подавать кассационную жалобу, а арбитражные суды уже начали отменять вынесенные ФАС постановления о наложении административных штрафов.

«Если вышестоящие суды встанут на сторону ФАС, они по сути воплотят в жизнь известный принцип НОНД – «нет оснований не доверять», – когда в отсутствие однозначных доказательств суды поддерживают госорган. Если же суды укажут ФАС на недостатки процедуры и доказательственной базы, то есть вероятность, что качество работы антимонопольного органа в этой сфере повысится», – считает Шаматонов.

ВС уточнил порядок обжалования предписаний по антимонопольным делам

Верховный суд РФ опубликовал на своем сайте 31-страничный обзор по вопросам судебной практики, возникающим при рассмотрении дел о защите конкуренции и споров об административных правонарушениях в этой сфере. Документ утвержден Президиумом суда 16 марта.

В обзоре ВС обобщил вопросы, возникшие у судов при рассмотрении соответствующих категорий дел за период с 2012 по 2015 годы. По данным судебной статистики рассмотрения дел о защите конкуренции и дел об административных правонарушениях за указанный отрезок времени арбитражными судами первой инстанции рассмотрено 35 612 дел. Для сравнения: арбитражные суды апелляционной инстанции рассмотрели 18 246 дел, суды кассационной инстанции – 9926 дел, в Высшем арбитражном суде и в Верховном суде РФ – 86 дел.

Статистические данные по данным категориям дел, разрешаемых в судах общей юрисдикции, содержат информацию лишь о количестве рассмотренных ими дел об административных правонарушениях в сфере законодательства о защите конкуренции. За период с 2014 по 2015 годы первой инстанцией судов общей юрисдикции рассмотрено 19 дел.

Анализируя одно из дел, ВС подчеркивает, что решение и (или) предписание по делу о нарушении антимонопольного законодательства подлежит обжалованию только в арбитражном суде.

Гражданин обратился в арбитражный суд с заявлением об оспаривании решения антимонопольного органа, которым было отказано в возбуждении дела о нарушении сетевой организацией антимонопольного законодательства, выразившегося в злоупотреблении доминирующим положением на товарном рынке (ч. 1 ст. 10 закона «О защите конкуренции»). Решением суда, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, заявленное истцом требование было удовлетворено.

Компания-ответчик, обжалуя вынесенные судебные акты, обратилась в арбитражный суд кассационной инстанции, указывая на нарушение судами правил подведомственности рассмотрения дела. Согласно ч. 1 ст. 27 АПК РФ, арбитражным судам подведомственны дела по экономспорам и другие дела, связанные с предпринимательской и иной экономической деятельностью. Поскольку в рассматриваемой ситуации гражданин не являлся предпринимателем, то заявление об оспаривании решения антимонопольного органа, по мнению организации, подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции.

Суд кассационной инстанции отказал в удовлетворении жалобы, указав, что, согласно п. 5 ч. 1 ст. 29 АПК РФ, арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства возникающие из административных правоотношений экономические споры и иные дела, если законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда. Положение допускает отнесение к подведомственности арбитражных судов дел, непосредственно не связанных с ведением заявителем предпринимательской деятельности в силу прямого предписания закона. Согласно ч. 1 ст. 52 закона «О защите конкуренции» «дела об обжаловании решения и (или) предписания антимонопольного органа подведомственны арбитражному суду».

Положение ст. 52 закона «О защите конкуренции» не ставит в зависимость подведомственность спора от субъектного состава. Напротив, по смыслу данной нормы названные акты антимонопольного органа могут быть обжалованы лишь в арбитражном суде. Так, отмечает ВС, учитывая правила подведомственности, приведенные в АПК РФ и законе «О защите конкуренции», заявление гражданина подлежало рассмотрению только в арбитражном суде. (По материалам судебной практики Арбитражного суда Западно-Сибирского округа, Арбитражного суда Северо-Кавказского округа, Арбитражного суда Уральского округа)

Под доходом, подлежащим взысканию в федеральный бюджет с лица, чьи действия (бездействия) признаны монополистической деятельностью или недобросовестной конкуренцией и являются недопустимыми в соответствии с антимонопольным законодательством, следует понимать доход, полученный от таких противоправных действий (бездействия).

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным предписания антимонопольного органа, в котором заявителю, на основании пп. «к» п. 2 ч. 1 ст. 23 закона «О защите конкуренции», предписано перечислить в госбюджет доход, представляющий собой всю полученную выручку, от реализуемой с нарушением положений закона о защите конкуренции продукции.

Согласно материалам дела, общество, занимающее доминирующее положение на рынке реализации молочной продукции, реализовывало свой товар торговым сетям по монопольно высокой цене, что было квалифицировано как нарушение п. 1 ч. 1 ст. 10 закона «О защите конкуренции». По мнению заявителя, антимонопольным органом допущена ошибка при расчете суммы дохода, полученного в результате осуществления им монополистической деятельности.

Арбитражный суд, удовлетворяя иск, исходил из следующего. В соответствии с ч. 3 ст. 51 закона «О защите конкуренции» лицо, чьи действия (бездействие) признаны монополистической деятельностью или недобросовестной конкуренцией и являются недопустимыми в соответствии с антимонопольным законодательством, по предписанию антимонопольного органа обязано перечислить в бюджет доход, полученный от таких действий (бездействия). Следовательно, подчеркивает ВС, в контексте указанного положения перечислению в бюджет подлежит доход общества, полученный им от неправомерных действий, а не вся выручка от реализации такой продукции. (По материалам судебной практики Арбитражного суда Волго-Вятского округа, Арбитражного суда Поволжского округа, Второго арбитражного апелляционного суда)

С полным текстом Обзора Верховного суда РФ по вопросам судебной практики, возникающим при рассмотрении дел о защите конкуренции и споров об административных правонарушениях в этой сфере, можно ознакомиться здесь.

Судебная практика антимонопольного регулирования в сфере банковских услуг (Акимова И., Гавриленко Д.)

Дата размещения статьи: 03.03.2017

В статье освещаются последние тенденции в антимонопольном регулировании банковской деятельности в России. Представлены дела, связанные со злоупотреблением доминирующим положением, заключением соглашений, ограничивающих конкуренцию, недобросовестной конкуренцией и недобросовестной рекламой со стороны банков; приведены примеры позиций арбитражных судов округов.

Читайте так же:  Действие попадающее под понятие гуманитарная интервенция

До недавнего времени большинство споров кредитных организаций с ФАС было связано с обжалованием решений антимонопольного органа по делам, связанным с заключением антиконкурентных соглашений. Наибольшие претензии регулятора вызывало взаимодействие банков со страховыми организациями при страховании рисков заемщиков банков. В связи с этим ФАС России был принят ряд мер. В частности, такими мерами послужило принятие Постановления Правительства РФ от 30.04.2009 N 386 «О случаях допустимости соглашений между кредитными и страховыми организациями», а также Решение Президиума ФАС России от 05.09.2012 N 8-26/4 «О квалификации действий кредитных и страховых организаций в рамках договоров коллективного страхования жизни и здоровья заемщиков». При участии антимонопольного органа также были внесены изменения в Федеральный закон от 21.12.2013 N 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)».

После вступления в силу указанных нормативных актов ситуация существенно изменилась. В настоящее время доля подобных видов нарушений значительно снизилась.

Видео (кликните для воспроизведения).

Вместе с тем контроль на финансовых рынках по-прежнему остается одним из приоритетных направлений деятельности ФАС России.

Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 23.03.2016 N 02АП-1507/2016 по делу N А28-15439/2015

Требование. Публичное акционерное общество «Норвик банк» (далее — заявитель, ПАО «Норвик банк», банк) обратилось в Арбитражный суд Кировской области с заявлением о признании незаконным и отмене решения Управления ФАС по Кировской области. Указанным решением антимонопольного органа банк был признан нарушившим законодательство о рекламе путем размещения рекламы финансовых услуг без указания существенной информации.

[2]

Обстоятельства дела. В Кировское УФАС России поступило обращение физического лица о нарушении рекламного законодательства со стороны банка. При проверке сведений, указанных в обращении от 27.07.2015, сотрудниками управления был зафиксирован факт размещения рекламы АКБ «Вятка-банк» «К новым высотам!». При этом из текста рекламы следовало, что лицом, предоставляющим финансовые услуги, выступает АКБ «Вятка-банк». Напомним, что согласно законодательству о рекламе в рекламе финансовых услуг должно содержаться наименование лица, оказывающего эти услуги.

В ходе рассмотрения дела управлением было установлено, что данная кредитная организация в недавнем времени сменила наименование и с 02.07.2015 стала именоваться ПАО «Норвик Банк». При этом документы о смене наименования были получены от Банка России 23.07.2015.

Также антимонопольный орган установил, что президентом банка 27.07.2015 было издано распоряжение, в соответствии с которым обязательное использование во всех документах и информационных системах банка нового наименования — ПАО «Норвик Банк» — вводится с 28.07.2015.

[1]

На основе полученной информации управление пришло к выводу, что АКБ «Вятка-банк» вправе использовать новое наименование — ПАО «Норвик Банк» — с 02.07.2015 (даты внесения записи в ЕГРЮЛ), а обязанность использовать наименование «ПАО «Норвик Банк» в своей хозяйственной деятельности, в том числе в рекламе финансовых услуг, возникла после получения зарегистрированных изменений — с 23.07.2015. Таким образом, в рассматриваемой рекламе банком не было указано наименование лица, оказывающего финансовые услуги (точнее, была указана неверная информация о таком лице).

Как указал антимонопольный орган, в спорной рекламе наименование банка согласно сведениям из ЕГРЮЛ отсутствовало. Данное обстоятельство было квалифицировано как нарушение Закона о рекламе.

Решение. Арбитражные суды отказали в удовлетворении заявления о признании решения незаконным. Соглашаясь с выводами антимонопольного органа, суд первой инстанции указал, что довод заявителя о том, что измененное наименование должно было использоваться в рекламе только с 28.07.2015, не обоснован, учитывая, что в соответствии с ч. 1 ст. 28 Закона о рекламе подлежит указанию наименование, сведения об изменении которого внесены в ЕГРЮЛ 02.07.2015.

Апелляционная и кассационная инстанции оставили решение суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу банка — без удовлетворения.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.11.2015 N 09АП-47194/2015 по делу N А40-55145/15

Требование. В Арбитражный суд г. Москвы поступило заявление ООО «АльфаСтрахование-Жизнь» (далее — страховщик) о признании незаконным и отмене Постановления УФАС по Ростовской области (далее — управление) о привлечении к административной ответственности за заключение антиконкурентного соглашения.

Обстоятельства дела. В УФАС по Ростовской области поступило обращение физического лица о нарушении антимонопольного законодательства со стороны хозяйствующих субъектов.

В ходе рассмотрения дела управлением был установлено, что между заявителем и ОАО «Альфа-Банк» (далее — банк) был заключен договор потребительского кредита. При оформлении потребительского кредита заявителем также был заключен договор страхования жизни с ООО «АльфаСтрахование-Жизнь» (далее — страховщик). При этом платежи, которые возникли вследствие заключения указанного договора, были включены в общую сумму потребительского кредита. Заявитель, в свою очередь, указывал, что он не был согласен на заключение договора страхования жизни.

Антимонопольный орган установил факт навязывания банком еще двух дополнительных услуг заявителю, которые впоследствии также вошли в сумму кредита.

После анализа указанных обстоятельств комиссия антимонопольного органа пришла к выводу, что банк и страховщик заключили устное соглашение, реализация которого привела к навязыванию физическим лицам — заемщикам потребительских кредитов условий договора, невыгодных для них или не относящихся к предмету договора. Факт заключения устного соглашения о навязывании невыгодных условий договора подтвердился содержанием агентского договора, который был заключен между двумя банком и страховщиком.

Заключение агентского договора между этими организациями также свидетельствует о том, что такое нарушение может распространяться на неограниченный круг лиц. Данное обстоятельство является важным элементом для квалификации указанного действия как антиконкурентного соглашения.

Решение. Арбитражный суд Москвы согласился с доводами антимонопольного органа и отказал банку в удовлетворении жалобы.

Апелляционный суд оставил Решение Арбитражного суда Москвы без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения. Суд кассационной инстанции поддержал решения нижестоящих судов.

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 19.05.2015 N Ф01-1521/2015 по делу N А43-1264/2014

Требование. В Арбитражный суд Нижегородской области поступило заявление ОАО «Сбербанк России» (далее — банк) о признании недействительными решения и предписания УФАС по Нижегородской области (далее — управление), выданных за злоупотребление доминирующим положением.

Обстоятельства дела. В ходе рассмотрения дела управлением выявлен факт установления необоснованного размера комиссии за услуги по приему по поручению физических лиц денежных средств в пользу ТСЖ и ДУК и по перечислению принятых платежей на их счета.

Читайте так же:  Преимущества и недостатки брачного контракта

Также антимонопольный орган провел анализ соглашений банка с разными ТСЖ, который позволил прийти к выводу о том, что банк в индивидуальном порядке устанавливает разные суммы комиссионных платежей при оказании аналогичных услуг. Кроме того, об индивидуальном определении банком суммы комиссионных платежей за данные услуги свидетельствовало отсутствие у банка регламента по установлению данных платежей.

В ходе исследования представленных банком договоров о переводе денежных средств физических лиц в валюте РФ, заключенных с ТСЖ и ДУК, антимонопольный орган пришел к выводу, что размер комиссии за данную услугу варьируется от 0,8 до 7%. Таким образом, действия банка ставили собственников многоквартирных домов, оплачивающих коммунальные услуги, в неравное положение.

Анализ рынка, проведенный антимонопольный органом, показал факт доминирующего положения банка на рынке данного вида услуг.

Решение. В удовлетворении требования отказано, так как факт нарушения ОАО «Сбербанк России» антимонопольного законодательства доказан.

Постановление ФАС Московского округа от 21.07.2014 N Ф05-7397/2014 по делу N А40-2815/13

Требование. Открытое акционерное общество «Национальный банк «Траст» обратилось в Арбитражный суд Москвы с заявлением к УФАС по Магаданской области о признании незаконным и отмене постановления о наложении штрафа за нарушение, выразившееся в недобросовестной конкуренции.

Обстоятельства дела. Антимонопольным органом принято решение, которым банк «Траст» (далее — банк) признан нарушившим п. 2 ч. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции путем недобросовестной конкуренции, что выразилось во введении в заблуждение клиентов путем предоставления неполной информации об уплате дополнительных комиссионных вознаграждений и иных платежей банку. Данный акт влечет за собой получение необоснованных преимуществ при осуществлении банком предпринимательской деятельности, что является квалифицирующим признаком при определении данного акта в качестве нарушения антимонопольного законодательства.

Кроме того, антимонопольный орган выдал предписание о прекращении нарушения антимонопольного законодательства, которым предписывалось привести все договоры, положения, порядки по кредитным продуктам банка в соответствие с действующим законодательством и нормативными актами Банка России; не допускать при оформлении кредитного договора предоставления неполной информации о стоимости кредита и об уплате дополнительных комиссионных вознаграждений банку.

Решение. Суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что в действиях заявителя имеется состав вмененного административного правонарушения.

Суд кассационной инстанции оставил Решение Арбитражного суда г. Москвы и Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.

Интересной особенностью данного дела является то, что законодатель в ст. 4 Закона о защите конкуренции определяет недобросовестную конкуренцию как действие. То есть из буквального толкования данной нормы следует, что недобросовестная конкуренция не может быть выражена в форме бездействия. При этом в данном деле акт недобросовестной конкуренции выражен в форме бездействия, так как кредитная организация не предоставила информацию о стоимости кредита и об уплате дополнительных комиссионных вознаграждений банку. Тем не менее действия банка были признаны недобросовестной конкуренцией как антимонопольным органом, так и судами.

Нарушение антимонопольного законодательства: актуальные вопросы судебной практики *

Оводов А.А., аспирант Московской государственной юридической академии им. О.Е. Кутафина.

Изучение судебной практики в сфере нарушения антимонопольного законодательства является весьма актуальным. Авторы считают целесообразным создание в России системы административных судов, задачей которых может стать наряду с рассмотрением споров, возникающих в публично-правовой сфере, рассмотрение дел о нарушении антимонопольного законодательства. Выводы авторов могут быть использованы в правотворческой деятельности.

Ключевые слова: антимонопольное законодательство, защита конкуренции, Федеральная антимонопольная служба, Высший Арбитражный Суд.

Study of judicial practice in the sphere of violation of anti-monopoly legislation is topical. The authors consider feasible to create the system of administrative courts in Russia which will concentrate along with consideration of disputes arising in public-law sphere on consideration of cases on violation of anti-monopoly legislation. The authors’ conclusions can be used in law-making activity.

Key words: antimonopoly legislation, protection of competitiveness, Federal anti-monopoly service, Higher Arbitration Court.

Дела о нарушении антимонопольного законодательства относятся к компетенции арбитражных судов. При этом в соответствии с Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 июня 2008 г. N 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» и исходя из Положения о Федеральной антимонопольной службе , утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 2004 г. N 331, ФАС России является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, выполняющим функции в том числе по контролю за соблюдением антимонопольного законодательства, и осуществляет свою деятельность непосредственно и через свои территориальные органы. В связи с этим арбитражным судам следует учитывать, что ФАС России вправе возбуждать и рассматривать дела о нарушении антимонопольного законодательства вне зависимости от места совершения правонарушения или нахождения предполагаемого нарушителя в пределах сферы применения Закона о защите конкуренции, установленной в ст. 3 Закона.

Первоначальный текст документа опубликован в изданиях: Российская газета. N 162. 2004. 31 июля; Собрание законодательства РФ. 2004. N 31. Ст. 3259.

Часто с исками и заявлениями о нарушении антимонопольного законодательства (п. 6 ч. 1 ст. 23 Закона о защите конкуренции) обращается антимонопольный орган. Также в силу п. 7 ч. 1 ст. 23 Закона о защите конкуренции ФАС имеет право участвовать в рассмотрении судами дел, связанных с применением и (или) нарушением антимонопольного законодательства, возбужденных на основании исков, заявлений иных лиц. Поэтому, рассматривая дела, возбужденные на основании исков, заявлений иных лиц, арбитражный суд должен известить антимонопольный орган для обеспечения возможности его участия. При этом процессуальный статус антимонопольного органа определяется исходя из характера рассматриваемого спора.

К тому же в силу пп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 23 Закона о защите конкуренции антимонопольный орган вправе обращаться в арбитражный суд с заявлениями о признании недействующими либо недействительными полностью или частично противоречащими антимонопольному законодательству нормативных правовых актов или ненормативных актов федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных осуществляющих функции указанных органов или организаций, а также государственных внебюджетных фондов, Центрального банка Российской Федерации.

Читайте так же:  Переплата по договору что делать

ФАС России проводит тщательный анализ рынков, контролирует экономическую концентрацию, осуществляет предварительный контроль крупных сделок, подготавливает и публикует ежегодно доклад о состоянии конкуренции.

Самая обширная практика рассмотрения заявлений о нарушении антимонопольного законодательства у ФАС. Как правило, юридические лица сначала подают заявление в ФАС и лишь в случае вынесения ФАС отрицательного решения идут оспаривать его в арбитражный суд. И это правильно, поскольку ФАС — это все-таки профессиональный государственный орган, ориентированный именно на пресечение антимонопольной деятельности и недобросовестной конкуренции.

Весьма часто происходит нарушение ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции» — запрет на недобросовестную конкуренцию.

В 2009 г. ФАС было вынесено много решений по этой статье. Так, в частности 5 марта 2009 г. ФАС вынесла положительное решение по заявлению ООО «Русский Стандарт Водка». Предыстория следующая: ЗАО «ЛВЗ «Топаз» и ЗАО «Сибирский ЛВЗ» в 2002 г. запустили в продажу производимую ими водку под товарным знаком «Зеленая Марка». Продукт быстро стал узнаваемым, и уже через год доля марки в совокупном объеме реализации ЛВЗ «Топаз» выросла до 25%. Конкуренты (ООО «Русский Стандарт Водка»), конечно, не обрадовались успеху чужого бренда и указали в своем заявлении в ФАС, что размещение на этикетке продукта надписи/утверждения «Водка N 1 в России» незаконно, так как вводит потребителей в заблуждение относительно свойств и качеств данного товара. ФАС признала, что действия ответчиков на рынке алкогольной продукции нарушают п. п. 2 и 3 ч. 1 ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции» путем некорректного сравнения собственного производимого и реализуемого товара с производимыми и реализуемыми товарами других хозяйствующих субъектов, поскольку ответчик как бы заявляет первенство водки «Зеленая Марка Ржаная», при этом не указывая критериев, по которым предполагается первенство этой водки по сравнению с аналогичной алкогольной продукцией, представленной на рынке.

16 марта 2009 г. ФАС вынесла положительное решение по заявлению ООО «М.Видео Менеджмент» о нарушении антимонопольного законодательства ООО «Эльдорадо». Как нам всем известно, «М.Видео» и «Эльдорадо» являются крупнейшими российскими конкурирующими торговыми сетями по продаже бытовой техники. Торговых сетей много, а производителей бытовой техники в разы меньше, поэтому, естественно, все сети предлагают к продаже одну и ту же продукцию от «Samsung», «Indesit», «LG» и т.д. Так вот, в 2008 г. «Эльдорадо» в рамках рекламной акции стало распространять в ряде принадлежащих организации магазинов бытовой техники и электроники рекламные буклеты, в которых сравниваются цены на однородные товары ответчика и «остальных сетей», при этом используя утверждения: «Сравните наши цены», «Наши деньги ниже», «У нас дешевле». Истец («М.Видео») счел используемое ответчиком сравнение некорректным и противоречащим требованиям добропорядочности, разумности, справедливости. Комиссия ФАС вынесла решение о признании действий ООО «Эльдорадо» нарушающими п. 3 ч. 1 ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции».

Мне бы хотелось рассмотреть также более сложную ситуацию, когда организации обжалуют в суд решения, вынесенные ФАС по нарушению антимонопольного законодательства. Вот одно из недавних громких дел, исход которого до сих пор неясен. Арбитражный суд Тюменской области 4 декабря 2009 г. отменил решение ФАС о нарушении «ТНК-ВР» антимонопольного законодательства и отменил постановление ведомства о наложении штрафа в размере 4,2 млрд. руб. . Ранее ФАС определила размер штрафа для «ТНК-ВР» — 4,197 млрд. руб. — за нарушение антимонопольного законодательства в части злоупотребления доминирующим положением на оптовом рынке нефтепродуктов в первом полугодии 2009 г. ФАС также установила штраф в отношении «Газпром нефти» в размере 4,675 млрд. руб., однако Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленобласти в начале ноября признал недействительными решение ФАС в отношении «Газпром нефти». Это решение суда ФАС также намерена оспорить. В отношении ЛУКОЙЛа ФАС установила штраф в размере 6,54 млрд. руб., Роснефти — 5,28 млрд. руб., компании оспаривают решения ведомства в судах.

Интерфакс — Агентство нефтяной информации.

Это была уже вторая волна дел «ФАС против нефтяников» за злоупотребление на рынке нефтепродуктов. В рамках первой волны дел ФАС приняла решение оштрафовать четыре крупнейшие нефтяные компании России за повышение цен на нефтепродукты в третьем квартале 2008 г. на суммы, превышающие 1 млрд. руб. для каждой. Роснефти был предъявлен штраф в размере 1,508 млрд. руб., ЛУКОЙЛу — 1,443 млрд. руб., «Газпром нефти» — 1,3 млрд. руб., «ТНК-ВР» — 1,112 млрд. руб.

В настоящее время ФАС и представители нефтяных компаний совместными усилиями пытаются выработать формулу ценообразования на нефтепродукты на территории России. ФАС предлагает взять за ориентир цену на нефтепродукты на бирже Роттердама для формирования формулы цены на топливо на внутреннем рынке России. Компании же предлагают несколько площадок, в частности Средиземноморье, Сингапур, США .

Официальный сайт компании «ТНК-ВР»: http://www.tnk-bp.ru, раздел «Новости компании» за декабрь 2009 г.

Мы считаем, что биржи Роттердама будут более справедливо отражать тенденцию на нефтяных рынках, поэтому поддерживаем предложения ФАС России.

Официальный сайт Управления ФАС по Новосибирской области: http:// www.antimon.atlas-nsk.ru/ struct.htm.

Видео (кликните для воспроизведения).

Учитывая специфику рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства, считаем целесообразным создание в России системы административных судов, задачей которых может стать наряду с рассмотрением споров, возникающих в публично-правовой сфере, рассмотрение дел о нарушении антимонопольного законодательства.

Источники


  1. Кучерена, А. Г. Адвокатура в условиях судебно-правовой реформы в России: моногр. / А.Г. Кучерена. — М.: Юркомпани, 2017. — 432 c.

  2. Макаров, Ю.Я. Рассмотрение мировыми судьями уголовных дел / Ю.Я. Макаров. — Москва: ИЛ, 2015. — 302 c.

  3. Фохт-Бабушкин, Ю.У. Искусство в жизни человека. Конкретно-социологические исследования искусства в России конца XIX — первых десятилетий XX века. История и методология / Ю.У. Фохт-Бабушкин. — М.: Алетейя, 2016. — 788 c.
  4. Колюшкина, Л.Ю. Теория государства и права / Л.Ю. Колюшкина. — М.: Дашков и К°, 2012. — 579 c.
  5. Матвиенко, Л.О.; Соколов, А.Н. Как оформить земельный участок в собственность; М.: Инфра-М, 2013. — 425 c.
Судебная практика по антимонопольному законодательству
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here