Законодательство об современном арбитраже в россии

Предлагаем ознакомиться со статьей на тему: "Законодательство об современном арбитраже в россии". Актуальность информации в 2020 году вы можете уточнить у дежурного консультанта.

Законодательство современной России

В новейшей истории России можно выделить три этапа развития законодательства о третейских судах:

  • 1- й этап (1992—2002) — действие Временного положения о третейском суде для разрешения экономических споров;
  • 2- й этап (2002—2016) — действие Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации;
  • 3-й этап (с 2016 г.) — действие Закона об арбитраже (третейском разбирательстве).

При этом, начиная с 1993 г. по настоящее время, параллельно законодательству о внутренних третейских судах действует Закон о международном коммерческом арбитраже, в который за истекшие два с лишним десятилетия был внесен ряд изменений.

Современное российское законодательство об арбитраже основано на Законе об арбитраже (третейском разбирательстве), к которому примыкают нормы процессуальных кодексов (ГПК и АПК РФ), регламентирующие процедуры оспаривания решений третейского суда и их принудительного исполнения, а также некоторые иные вопросы арбитражного разбирательства.

Между Законом об арбитраже (третейском разбирательстве) и процессуальными кодексами существует прочная связь, суть которой заключается в том, что реализация положений, установленных законодательством о третейских судах, невозможна без развития его норм положениями как Арбитражного процессуального, так и Гражданского процессуального кодексов. Прежде всего это касается правового механизма, обеспечивающего реализацию решений, принимаемых третейским судом, а также оспаривания решений третейского суда.

Помимо основного закона, регламентирующего арбитраж, нормы о третейском разбирательстве содержатся и в иных федеральных законах. В качестве примера можно привести Закон РФ от 07.07.1993 № 5340-1 «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации», федеральные законы от 16.07.1998 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)», от 01.12.2007 № 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях», от 21.11.2011 № 325-ФЗ «Об организованных торгах» и некоторые другие законодательные акты.

§ 3. Современное законодательство о третейском суде в российской Федерации (краткий обзор)

Современный период в истории института третейского суда в России начался в 1991-1992 гг.

04.07.1991 г. был принят Закон РФ «Об арбитражном суде», содержавший ст. 7 «Право на обращение в третейский суд и к посреднику». Именно эта единственная статья положила начало созданию правовых основ возрождения в России третейского разбирательства споров из внутреннего торгового оборота. В этой небольшой по объему статье содержались ответы на основные вопросы, связанные с основаниями для передачи споров в третейский суд, с исполнением принимаемых третейскими судами решений.

Закрепленные в ст. 7 Закона РФ «Об арбитражном суде» принципиальные решения о санкционировании государством третейского разбирательства споров при наличии соглашения об этом сторон получили развитие в ст. 157 АПК РФ, введенного в действие с 01.07.1992 г.

В 1992-1993 гг. были приняты 2 нормативных акта о третейском суде:

— Временное положение о третейском суде для разрешения экономических споров (24.06.1992 г.);

— Закон РФ от 07.07.1993 г. «О международном коммерческом арбитраже».

В настоящее время в России действуют 2 закона о третейских судах:

— Федеральный закон от 24.07.2002 г. «О третейских судах в Российской Федерации»*(305);

— Закон РФ от 07.07.1993 г. «О международном коммерческом арбитраже».

Современное российское законодательство о третейском суде формировалось и, очевидно, будет совершенствоваться под влиянием Типового закона ЮНСИТРАЛ «О международном торговом арбитраже» (далее — Типовой закон)*(306) на основе сближения регламентации организации и деятельности всех третейских судов на базе принципов и норм, предназначенных первоначально для международного коммерческого арбитража.

Типовой закон был задуман и выполнен как призванный послужить базой для гармонизации национального законодательства не только законов о международном коммерческом арбитраже, но и о так называемом «внутреннем» третейском суде. При его разработке был изучен опыт законодательной регламентации третейского разбирательства различных стран мира, принадлежащих к разным правовым системам. Как отмечалось в Записке Секретариата Генеральной Ассамблеи ООН от 25.03.1988 г., Типовой закон приемлем для государств всех регионов мира с различными правовыми и экономическими системами.

§ 4. Федеральные законы о третейском суде и о международном коммерческом арбитраже: принципиальные совпадения и принципиальные различия

Положения Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» заполнили правовой вакуум, препятствовавший созданию и деятельности «внутренних» третейских судов для рассмотрения споров между организациями и физическими лицами (гражданами).

Нормы, регулирующие «внутреннее» третейское разбирательство, приведены в большее соответствие с Законом РФ «О международном коммерческом арбитраже», а значит, и с положениями Типового закона ЮНСИТРАЛ «О международном торговом арбитраже». А именно:

— расширен перечень способов заключения третейского соглашения в письменной форме (ст. 7 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации»);

— сближены правила осуществления (арбитражного) разбирательства (разд. V Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже»; разд. V «Третейское разбирательство» Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации»);

— введен институт отмены решений всех действующих на территории Российской Федерации третейских судов (международных коммерческих арбитражей) государственными судами (ст. 40 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации»*(307); ст. 34 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже»; гл. 30 АПК РФ);

— сближены основания и процессуальные правила отмены и отказа в принудительном исполнении решений третейского суда (международного коммерческого арбитража);

— получила развитие функция содействия государственных судов третейскому разбирательству — к компетенции арбитражных судов отнесено принятие обеспечительных мер в отношении заявленных в третейском суде и в международном коммерческом арбитраже требований (гл. 8 АПК РФ).

В то же время Федеральный закон «О третейских судах в Российской Федерации» имеет следующие особенности:

— отсутствие норм о том, какой орган осуществляет назначение, отвод, замену третейского судьи в случае отказа стороны или согласованного сторонами органа произвести такие действия;

— регламентация так называемого порядка образования и деятельности третейского суда.

В ст. 3 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» регламентируется порядок образования и деятельности 2 видов третейских судов:

— постоянно действующих третейских судов;

— третейских судов для разрешения конкретного спора.

Под «образованием постоянно действующего третейского суда» закон понимает не создание, и тем более не регистрацию какой-либо специальной организации, а оформление одного из видов деятельности имеющей статус юридического лица организации, созданной в соответствии с гражданским законодательством*(308). Именно такой подход был законодательно закреплен в ст. 3 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации», согласно которой:

Читайте так же:  Увольнение в отпуске по уходу за ребенком до 3-х лет

1) постоянно действующий третейский суд может быть образован уже созданной в соответствии с действующим гражданским законодательством организацией;

2) такая организация должна являться юридическим лицом;

3) постоянно действующий третейский суд считается образованным, когда организация — юридическое лицо:

— приняла решение об образовании постоянно действующего третейского суда;

— утвердила положение о постоянно действующем третейском суде;

— утвердила список третейских судей.

Направление в компетентный суд документов об образовании постоянно действующего третейского суда имеет уведомительный характер.*(309)

Какие-либо правила направления копий документов об образовании постоянно действующего третейского суда в компетентный суд и их рассмотрения в компетентном суде в законодательстве не установлены. На практике копии документов об образовании постоянно действующего третейского суда адресуются в компетентный суд, например в Арбитражный суд г. Москвы. Они направляются по почте с уведомлением о вручении или сдаются в канцелярию компетентного суда. Дата получения компетентным судом копий вышеназванных документов на дату образования постоянно действующего третейского суда также не влияет.

Новые редакции правил постоянно действующих третейских судов направляются в компетентный суд, однако ни принятие новых редакций таких правил, ни их направление в компетентные суды также не влияют на дату образования постоянно действующего третейского суда.

«Образование» третейского суда для разрешения конкретного спора фактически означает формирование состава третейского суда.

К иным, отличающимся своеобразием, новеллам Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» относятся положения:

— об исключении возможности образования третейских судов при органах государственной власти и органах местного самоуправления (п. 2 ст. 3);

— о недопустимости понуждения к третейскому разбирательству путем включения третейских соглашений в договоры присоединения (п. 3 ст. 5);

— об установлении квалификационных требований к третейским судьям. Третейский судья, разрешающий спор единолично, должен иметь высшее юридическое образование. В случае коллегиального рассмотрения спора высшее юридическое образование должен иметь председатель состава третейского суда. Дополнительные квалификационные требования к третейским судьям могут быть согласованы сторонами (ст. 8);

— о запрете выполнять функции третейских судей лицам, которые в соответствии с их должностным статусом, определенным федеральным законом, не могут быть избраны (назначены) третейскими судьями (ст. 8). Такой запрет уже предусмотрен в изменениях, внесенных в Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации».

Арбитражное соглашение и арбитрабильность споров: главные разъяснения

Обзор (можно скачать) включает 26 пунктов и поделен на четыре смысловых блока: арбитражное соглашение, организация арбитража, арбитрабильность споров и, наконец, оспаривание и принудительное исполнение арбитражных решений. И хотя весь обзор так или иначе имеет важность для распространения профессионального арбитража в России, мы подробнее остановимся на двух вопросах.

Проарбитражный подход к арбитражной оговорке

Первые девять пунктов обзора посвящены вопросам заключения, толкования, действительности и исполнимости арбитражных соглашений.

Пункты 1 и 2 обзора подчеркивают принципиальное значение для арбитража наличия волеизъявления сторон на передачу их спора в третейский суд. Причем для оценки этого обстоятельства суд может использовать только подлинные экземпляры (или их надлежащим образом заверенные копии) арбитражных соглашений, заключенных любым из предусмотренных законом способов. Способы заключения арбитражного соглашения подробно регламентированы в ст. 7 ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации», а также в ст. 7 закона «О международном коммерческом арбитраже».

Верховный суд закрепил автономность арбитражной оговорки.

Пункт 3 обзора подтверждает принцип автономности арбитражной оговорки, предполагающий, что недействительность основного договора не влечет недействительность арбитражного соглашения, включенного в договор. Автономность арбитражной оговорки, закрепленная в п. 1 ст. 17 ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации», является одним из основополагающих принципов арбитража, который позволяет обеспечить соблюдение воли сторон на передачу всех споров, связанных с их правоотношением, в арбитраж.

С этим принципом тесно связан и пункт 9 обзора, по которому отсутствие государственной регистрации в ЕГРН арбитражного соглашения, заключенного в качестве дополнительного к договору аренды недвижимого имущества, не влечет его незаключенность. Кроме того, арбитражное соглашение распространяется и на любого нового собственника арендованного объекта, если он знал о его наличии. Эта позиция ВС РФ, выраженная в деле № А40-29731/2014, также основана на принципе автономности арбитражного соглашения и соответствует как законодательству об арбитраже, так и ранее данным разъяснениям высшей судебной инстанции в отношении сохранения действия арбитражного соглашения при перемене лиц в обязательстве [1].

В части арбитражных соглашений заслуживает внимания также пункт 5 обзора, который признает исполнимость арбитражных соглашений, соответствующих тексту соглашения, рекомендованного арбитражным учреждением. Данная позиция является особенно важной в свете резонансного дела № А40-176466/17, в котором Верховный суд, отказывая в передачи кассационной жалобы и соглашаясь с судебными актами нижестоящих судов, признал неисполнимой арбитражную оговорку, отсылающую к регламенту Международного арбитражного суда при Международной торговой палате (ICC) и в целом соответствующую его типовой оговорке. Включение данного пункта является положительным сигналом, свидетельствующим о том, что ВС РФ придерживается проарбитражного подхода к толкованию типовых арбитражных оговорок в сторону их исполнимости и действительности.

Арбитражные оговорки могут быть альтернативными, но не ассиметричными.

Наконец, обзор затронул вопрос действительности альтернативных и ассиметричных арбитражных оговорок. Согласно позиции Верховного суда, альтернативные оговорки, предоставляющие истцу право по его выбору подать иск в государственный суд или в арбитраж, являются действительными (пункт 6) и не нарушают баланса прав сторон. Вместе с тем асимметричные арбитражные оговорки, предоставляющие право на обращение в государственный суд только одной стороне договора, являются недействительными (пункт 7). При этом важно отметить, что асимметричное арбитражное соглашение не аннулируется целиком – оно является недействительным именно в части «асимметричности». Иначе говоря, если арбитражное соглашение между подрядчиком и заказчиком о передаче споров в арбитраж дополнительно предоставляет подрядчику право обратиться в государственный суд, такое арбитражное соглашение считается альтернативным, то есть предоставляющим право выбора между государственным судом и арбитражем как подрядчику, так и заказчику.

Арбитрабильность споров из корпоративных закупок

В части арбитрабильности наиболее важным является пункт 16 обзора, который закрепил возможность передавать в арбитраж споры из корпоративных закупок, признанную ранее ВС РФ в деле АО «Мосинжпроект» (№ А40-165680/2016).

В этом деле Верховный суд поставил точку в споре об арбитрабильности споров из договоров, заключенных в соответствии с законом № 223-ФЗ, и прямо признал, что споры из корпоративных закупок являются арбитрабильными [2]. Согласно позиции ВС РФ, при осуществлении корпоративных закупок юридические лица действуют как юридически равноправные, а споры между ними являются гражданско-правовыми. Закон об арбитраже устанавливает в качестве общего правила арбитрабильность гражданско-правовых споров. При этом отдельные категории гражданско-правовых споров – в силу наличия в них публичного элемента – законодатель прямо перечислил в качестве неарбитрабильных в процессуальных кодексах. Учитывая, что споры из корпоративных закупок не названы законодателем в качестве неарбитрабильных, они могут свободно передаваться сторонами в арбитраж.

Читайте так же:  Обращение к суду в уголовном процессе

Споры из корпоративных закупок арбитрабильны.

Кроме того, Верховный суд признал, что сам факт наличия в гражданско-правовом споре публичного элемента (например, использование для оплаты по договору бюджетных средств) не означает, что решение по такому спору противоречит публичному порядку.

Вопрос о возможности передачи споров из корпоративных закупок в арбитраж был одним из наиболее неопределенных в практике государственных судов в 2018 году. Анализ судебной практики показал, что в отдельных регионах России до половины арбитражных решений по спорам из закона № 223-ФЗ отменялись или не приводились в исполнение. В качестве оснований суды указывали как на неарбитрабильность таких споров, так и на противоречие решений, вынесенных по ним, публичному порядку в силу наличия в споре определенного публичного элемента.

[3]

Закрепление в обзоре данной позиции ВС РФ является принципиальным для формирования единообразной и при этом проарбитражной судебной практики по данному вопросу, что, во-первых, позитивно скажется на популяризации и развитии арбитража в России, а во-вторых, позволит уменьшить нагрузку на государство.

[1] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки», п. 31.

[2] Определение ВС РФ от 11.07.2018 №305-ЭС17-7240.

Новое законодательство об арбитраже в России

Новые законы об арбитраже вступили в силу 1 сентября 2016 года.

«Новое законодательство, с одной стороны, направлено на борьбу с различными злоупотреблениями в области третейского разбирательства. С другой стороны, оно представляет новые возможности для добросовестных арбитражных институтов, целью которых является развитие арбитража в соответствии с лучшими международными стандартами. В любом случае, оно требует внимательного изучения, поскольку некоторые изменения являются достаточно существенными» — комментирует Владимир Хвалей, председатель правления Арбитражной Ассоциации (Россия)

«Вне всяких сомнений новый Закон «О третейских судах» является значимым событием для современной России. Предложенные новеллы позволят установить более высокие стандарты третейского разбирательства, и сделать Россию более привлекательной юрисдикцией для разрешения споров, в первую очередь для самих российских компаний» — считает Роман Зыков Генеральный секретарь Арбитражной Ассоциации (Россия).

Российская федерация федеральный конституционный закон об арбитражных судах в российской федерации

5 апреля 1995 года

12 апреля 1995 года

(в ред. Федеральных конституционных законов

от 04.07.2003 N 4-ФКЗ, от 25.03.2004 N 2-ФКЗ,

от 12.07.2006 N 3-ФКЗ, от 29.11.2007 N 6-ФКЗ,

от 28.04.2008 N 2-ФКЗ, от 07.05.2009 N 1-ФКЗ,

от 09.11.2009 N 5-ФКЗ, от 29.03.2010 N 2-ФКЗ,

от 30.04.2010 N 3-ФКЗ, от 06.12.2011 N 4-ФКЗ)

Глава I. Общие положения

Статья 1. Арбитражные суды в Российской Федерации

Арбитражные суды в Российской Федерации являются федеральными судами и входят в судебную систему Российской Федерации.

Статья 2. Законодательство об арбитражных судах в Российской Федерации

1. В соответствии с КонституциейРоссийской Федерации законодательство об арбитражных судах находится в ведении Российской Федерации.

2. Полномочия, порядок образования и деятельности арбитражных судов в Российской Федерации устанавливаются КонституциейРоссийской Федерации, федеральным конституционнымзакономо судебной системе, настоящим Федеральным конституционным законом и другими федеральными конституционными законами.

Порядок судопроизводства в арбитражных судах в Российской Федерации определяется КонституциейРоссийской Федерации, настоящим Федеральным конституционным законом, Арбитражным процессуальнымкодексомРоссийской Федерации и принимаемыми в соответствии с ними другими федеральными законами.

Статья 3. Система арбитражных судов в Российской Федерации

Систему арбитражных судовв Российской Федерации составляют:

Видео (кликните для воспроизведения).

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации;

федеральные арбитражные суды округов (арбитражные кассационные суды);

(в ред. Федерального конституционного закона от 04.07.2003 N 4-ФКЗ)

арбитражные апелляционные суды;

(абзац введен Федеральным конституционным законом от 04.07.2003 N 4-ФКЗ)

арбитражные суды первой инстанциив республиках, краях, областях, городах федерального значения, автономной области, автономных округах (далее — арбитражные суды субъектов Российской Федерации);

(в ред. Федерального конституционного закона от 04.07.2003 N 4-ФКЗ)

специализированные арбитражные суды.

(абзац введен Федеральным конституционным законом от 06.12.2011 N 4-ФКЗ)

Статья 4. Осуществление правосудия арбитражными судами в Российской Федерации

Арбитражные судыв Российской Федерацииосуществляют правосудие путем разрешения экономических споров и рассмотрения иных дел, отнесенных к их компетенцииКонституциейРоссийской Федерации, настоящим Федеральным конституционным законом, Арбитражным процессуальнымкодексомРоссийской Федерации и принимаемыми в соответствии с ними другими федеральными законами.

Статья 5. Основные задачи арбитражных судов в Российской Федерации

Основными задачами арбитражных судов в Российской Федерации при рассмотрении подведомственных им споров являются:

защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов предприятий, учреждений, организаций (далее — организации) и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;

содействие укреплению законности и предупреждению правонарушений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Статья 6. Основные принципы деятельности арбитражных судов в Российской Федерации

Деятельность арбитражных судов в Российской Федерации строится на основе принципов законности, независимости судей, равенства организаций и граждан перед законом и судом, состязательности и равноправия сторон, гласности разбирательства дел.

Статья 7. Обязательность судебных актов

Вступившие в законную силу судебные акты — решения, определения, постановления арбитражных судов обязательны для всех государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации.

Статья 8. Судьи арбитражных судов в Российской Федерации

1. Председатель Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации назначается на должность Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по представлению Президента Российской Федерации.

Заместители Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и другие судьи Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации назначаются на должность Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации, основанному на представлении Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

[1]

2. Председатели, заместители председателей, судьи федеральных арбитражных судов округов, арбитражных судов субъектов Российской Федерации и специализированных арбитражных судов назначаются на должность в порядке, установленном Федеральным конституционным закономот 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» иЗакономРоссийской Федерации от 26 июня 1992 г. N 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации».

(в ред. Федеральных конституционных законов от 04.07.2003 N 4-ФКЗ, от 06.12.2011 N 4-ФКЗ)

Председатели, заместители председателей и судьи арбитражных апелляционных судов назначаются на должность при соблюдении требований и в порядке, которые установлены Федеральным конституционным закономот 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» иЗакономРоссийской Федерации от 26 июня 1992 г. N 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» для председателей, заместителей председателей и судей федеральных арбитражных судов округов.

Читайте так же:  Недостача после увольнения что делать

(абзац введен Федеральным конституционным законом от 04.07.2003 N 4-ФКЗ)

3. Ни одно лицо не может быть представлено к назначению на должность судьи без согласия соответствующей квалификационной коллегии судей.

Прекращение полномочий судьи допускается только по решению соответствующей квалификационной коллегии судей, которое может быть обжаловано в Дисциплинарное судебное присутствие в соответствии с федеральным конституционным закономв случае прекращения полномочий судьи за совершение им дисциплинарного проступка.

(в ред. Федерального конституционного закона от 09.11.2009 N 5-ФКЗ)

Перспективы международного коммерческого арбитража в Российской Федерации в свете реформы законодательства о третейском суде

В конце 2015 года в Российской Федерации был принят ряд законов, ознаменовавших начало реформы третейского суда и затронувших также регулирование международного коммерческого арбитража[1]. Следует отметить, что в настоящее время многие зарубежные страны также активно проводят модернизацию своего законодательного регулирования в этой области. Такие реформы, как правило, ставят перед собой задачу способствовать созданию благоприятного правового режима для арбитражного разбирательства, открывая деловому сообществу преимущества, которые дает международный коммерческий арбитраж (МКА) – институт, признанный наиболее приемлемым способом разрешения споров, возникающих на внешнем рынке[2].

Безусловно, место проведения арбитража является одним из важнейших критериев для участников ВЭД.

Принятие в России в 1993 году законодательства о международном коммерческом арбитраже в соответствии с Типовым законом ЮНСИТРАЛ подтвердило ее позиции как «проарбитражной» юрисдикции. С выходом на внешний рынок в начале 1990-х годов большого числа российских предприятий, ранее не участвовавших во внешнеэкономической деятельности, стал актуальным вопрос, касающийся применения международного коммерческого арбитража для разрешения споров со своими иностранными контрагентами.

Несмотря на объективные трудности, процесс адаптации отечественной практики разрешения внешнеторговых споров к международным стандартам проходил без особых проблем. Тем не менее третейское разбирательство внутренних споров, которое регулировалось самостоятельным законом, столкнулось с проблемами, причиной которых в основном были нестабильность и особенности только начинавшей формироваться коммерческой практики в условиях рыночных отношений, а также отсутствие устойчивых морально-этических норм в деловом общении.

Проведенная в 2015 году реформа российского законодательства об арбитраже (третейском разбирательстве) была продиктована в основном желанием не допустить злоупотреблений, связанных с возможностью разрешать споры в негосударственном суде, что, как считали идеологи реформы, было характерно для существовавшей в России практики третейского разбирательства внутренних споров. Новое российское законодательство сохранило раздельное регулирование международного коммерческого арбитража и третейского разбирательства внутренних споров.

В новую редакцию закона «О международном коммерческом арбитраже» были внесены изменения, которые можно характеризовать как позитивные для его дальнейшего развития. В частности, это касается расширения предметной сферы действия закона в силу отказа от исключительно субъективного критерия определения международного характера арбитражного разбирательства, расширения сферы действия и толкования арбитражного соглашения, конкретного указания на арбитрабельность определенных корпоративных споров.

Однако нет оснований безоговорочно относить эти новеллы к категории изменений, имеющих принципиальное значение для регулирования и практики международного арбитража. В большинстве случаев они представляют собой закрепление в законодательном порядке тех отдельных аспектов арбитражного разбирательства, которые уже ранее утвердились в мировой практике. Иными словами, российское законодательство таким образом догоняет признанные на международном уровне стандарты, характерные для современного арбитражного разбирательства. Ряд новых положений, включенных в закон, направлен на исправление недостатков, которые проявились в российской судебной практике при применении действующего законодательства об МКА. Это коснулось, в частности, права обратиться с ходатайством о содействии суда в обеспечении доказательств в арбитражном процессе и ряда других вопросов.

Вместе с тем отдельные новеллы, которые в основном были нацелены на исправление практики внутреннего третейского суда, были распространены также на международный арбитраж, хотя серьезные основания для этого отсутствовали. Эти нововведения фактически направлены на ограничение (прямо или косвенно) свободы сторон в выборе способа разрешения своих споров и определении процессуальных правил, что лежит в основе концепции третейского разбирательства. Таким образом, международный коммерческий арбитраж в России пошел в направлении, противоположном наблюдаемой в других странах тенденции, которая проявляется в расширении автономии воли сторон, обратившихся к арбитражу.

В чем же конкретно заключаются эти неблагоприятные для практики международного арбитража положения российского законодательства, которые могут стать препятствием для выбора России местом арбитража?

Самым серьезным недостатком в этом плане представляется отступление от общепринятых международных стандартов, содержащихся в первую очередь в Типовом законе ЮНСИТРАЛ. Этот документ, на основе которого действует арбитражное законодательство во многих зарубежных странах[3], формулирует основные идеи концепции международного арбитража и устанавливает в качестве основополагающего начала одинаковый правовой режим для деятельности арбитража ad hoc и постоянно действующих арбитражных учреждений. Кроме того, он не содержит каких-либо ограничений для создания и деятельности последних, подчеркивая тем самым автономный характер третейского суда как элемента самоорганизации делового сообщества.

Естественно, унифицирующий национальное право документ, рекомендованный Генеральной ассамблеей ООН, не является формально императивным, каждое государство вправе использовать его в законотворческом процессе в соответствии со своими правовыми традициями. После более чем двадцатилетнего действия российского закона, буквально соответствующего Типовому закону ЮНСИТРАЛ, установлением разрешительного порядка учреждения постоянно действующих третейских судов был сделан шаг назад в международной унификации российского законодательства. Также была введена довольно подробная регламентация различных аспектов их деятельности, в частности требования к списку и квалификации арбитров, содержанию правил арбитражного разбирательства и т.п. Представляется достаточно спорным, что в современных условиях в России есть основания для проведения политики жесткой регламентации деятельности третейского суда. И если в случае внутреннего третейского суда можно найти какие-то оправдания для жестких правовых рамок, то такой подход явно не отвечает сложившимся в последнее время представлениям о легитимности международного коммерческого арбитража, который в силу своего интернационального характера регламентируется более либерально.

Предусмотренный новым законодательством неравноправный режим для двух существующих в мире видов арбитража – постоянного и ad hoс – значительно сужает возможность сторон избрать наиболее приемлемый для них вид, поскольку у них могут быть разные представления о наиболее эффективном способе рассмотрения споров. Стороны, как правило, выбирают постоянно действующее арбитражное учреждение (ПДАУ), потому что хотят избежать трудностей при согласовании отдельных аспектов арбитражной процедуры. С другой стороны, арбитраж ad hoc позволяет сторонам согласовать процедуру разбирательства, которая будет лучше отвечать их специальным потребностям и интересам, и, как правило, такой арбитраж является менее дорогостоящим, чем институционная процедура.

Ряд условий, которые стороны могут при использовании постоянно действующего арбитражного учреждения принять только прямым соглашением, выглядят как формальное расширение их свободы при заключении арбитражного соглашения. Вместе с тем такие требования к процессу заключения арбитражного соглашения на практике могут затруднить доступ к арбитражу для малых и средних предприятий, поскольку приведут к усложнению процесса заключения арбитражных соглашений, так как стороны не всегда могут воспользоваться квалифицированной правовой помощью. Кроме того, полномочия сторон заключить прямое соглашение не предусматриваются при арбитраже ad hoc, что также ограничивает выбор этого вида арбитража, который может быть более предпочтительным для них по различным соображениям. Очевидно, что подобная «дискриминация» арбитража ad hoc вряд ли оправданна с точки зрения третейского суда в целом, поскольку именно такой вид раскрывает в максимальной степени его характеристику как средства саморегулирования делового сообщества.

Читайте так же:  Выступление в суде истца пример

Одним их наиболее серьезных недостатков реформы законодательства в части МКА представляется то, что в отличие от ранее действующего российского закона новая редакция не учитывает основных новелл Типового закона ЮНСИТРАЛ, принятого в 2006 году. Трудно найти удовлетворительное объяснение тому, что при наличии ссылки в преамбуле новой редакции российского закона на Типовой закон ЮНСИТРАЛ в редакции 2006 года его разработчики фактически этого не сделали.

К сожалению, за бортом при модернизации российского законодательства о международном коммерческом арбитраже оказались нормы, относящиеся к применению обеспечительных мер в арбитражном процессе. Один из ключевых моментов нового регулирования этого института состоит в регламентации принудительного исполнения постановлений арбитражного суда об обеспечительных мерах. Данный вопрос долго оставался проблемным моментом в развитии международного арбитража, поэтому его положительное решение в Типовом законе ЮНСИТРАЛ представляется важным шагом в направлении повышения эффективности арбитража, которому уже последовали более трех десятков стран, воспринявших модель Типового закона ЮНСИТРАЛ 2006 года. Отсутствие такого регулирования в российском законе о международном коммерческом арбитраже, несомненно, ослабляет привлекательность российской юрисдикции как места проведения арбитражного разбирательства.

Арбитражные суды субъектов Российской Федерации, которые в соответствии с новым законодательством наделены функциями содействия международному коммерческому арбитражу (назначение арбитров, вопросы отвода арбитров и т.п.), должны их выполнять с учетом международного регулирования и практики. Чтобы решать эти задачи, необходимо обладать информацией о лицах, способных выполнять функции международного арбитра, которые, как правило, должны иметь «нейтральную» государственную принадлежность. Однако государственные суды весьма далеки от проблематики правового регулирования международного экономического оборота и в силу этого обстоятельства вряд ли смогут компетентно и без ненадлежащей задержки решать указанные вопросы. С этой точки зрения более правильным было бы наделение судов полномочиями определять компетентный орган для выполнения таких функций, который стоит ближе к деловой практике, например торгово-промышленные палаты или другие предпринимательские организации.

Говорить о том, как повлияла на международный арбитраж в России проводимая реформа, пока рано. Однако, если оставить в стороне другие факторы, влияющие на выбор места арбитража, представляется очевидным, что России достаточно трудно стать юрисдикцией, которая будет определена для проведения международного арбитража. Правовая среда, в которой сегодня существует арбитраж в России, во многом не согласуется с признанными международными стандартами арбитражного разбирательства. Для изменения сложившейся ситуации нужно, чтобы закон отказался от неоправданных ограничений свободы выбора сторон, которые предпочли арбитраж для разрешения своих споров, от административного влияния на деятельность постоянно действующих третейских судов. Также необходимо увеличить их количество и создать атмосферу понимания общественной полезности полноценного и автономного третейского суда как института цивилизованного общества.

д. ю. н., профессор, заведующий кафедрой международного частного права

Всероссийской академии внешней торговли (ВАВТ)

[1]Федеральный закон от 29 декабря 2015 года № 409-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации».

[2]2018 International Arbitration Survey: The Evolution of International Arbitration. Queen Mary University of London, White & Case.

Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. N 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями)

Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. N 382-ФЗ
«Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации»

С изменениями и дополнениями от:

3 августа, 25, 27 декабря 2018 г.

Принят Государственной Думой 15 декабря 2015 года

Одобрен Советом Федерации 25 декабря 2015 года

См. комментарии к настоящему Федеральному закону

Президент Российской Федерации

Москва, Кремль
29 декабря 2015 г.
N 382-ФЗ

Принят Закон об арбитраже (третейском разбирательстве). Он призван заменить Закон о третейских судах и предусматривает следующее.

Прописан иммунитет арбитров от гражданско-правовой ответственности, кроме ответственности в рамках гражданского иска по уголовному делу.

Введен полноценный институт единых и независимых органов содействия и контроля в отношении арбитража. Данные функции по общему правилу будут выполнять государственные суды. Речь идет о случаях, связанных с формированием состава третейского суда, разрешением вопроса о его компетенции по рассмотрению конкретного спора, а также отмены и приведения решения третейского суда в исполнение.

Предусмотрено, что новые арбитражные учреждения могут создаваться только при НКО. Для этого нужно будет получить разрешение Правительства РФ. Без разрешения осуществлять функции постоянно действующего арбитражного учреждения смогут только Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при ТПП РФ.

Установлены общие требования к правилам (регламентам) арбитражного учреждения. При этом можно будет принять несколько правил (регламентов). Это правила арбитража внутренних споров; правила международного коммерческого арбитража; правила арбитража корпоративных споров и др.

Закон вступает в силу с 01.09.2016.

Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. N 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации»

Настоящий Федеральный закон вступает в силу с 1 сентября 2016 г.

Текст Федерального закона опубликован на «Официальном интернет-портале правовой информации» (www.pravo.gov.ru) 29 декабря 2015 г., в «Российской газете» от 31 декабря 2015 г. N 297, в Собрании законодательства Российской Федерации от 4 января 2016 г. N 1 (часть I) ст. 2

История рассмотрения и принятия Федерального закона

В настоящий документ внесены изменения следующими документами:

Федеральный закон от 27 декабря 2018 г. N 531-ФЗ

Изменения вступают в силу с 29 марта 2019 г.

Федеральный закон от 25 декабря 2018 г. N 485-ФЗ

Изменения вступают в силу с 25 декабря 2018 г.

[2]

Федеральный закон от 3 августа 2018 г. N 295-ФЗ

Изменения вступают в силу с 3 августа 2018 г.

Закон об арбитраже: Депутаты разобрались с третейскими судами

Госдума во вторник приняла во втором чтении законопроект «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в РФ». Таким образом, депутаты фактически утвердили концепцию Минюста по реформе третейских судов, внеся несколько поправок. Так, например, третейские суды теперь можно будет создавать только при некоммерческих организациях и с разрешения профильного ведомства. Однако некоторые сенаторы считают, что «огосударствления» третейских судов при усилении контроля не избежать.

Нижняя палата парламента во вторник проголосовала за принятие во втором чтении законопроекта «Об арбитраже (третейском разбирательстве)», который заменит существующий сегодня ФЗ № 102 «О третейских судах». Проект закона, внесенный Минюстом в мае этого года, призван реформировать систему третейских судов с помощью усиления контроля за их созданием. Таким образом, и авторы законопроекта из ведомства, и депутаты надеются избавиться от так называемых «карманных» третейских судов, созданных при коммерческих организациях и заменивших в сознании бизнеса и даже отчасти юридического сообщества основные понятия и функции. Закон вступает в силу с 1 сентября 2016 года.

Читайте так же:  Как оформить наследство по закону

Решать будет Совет

Несмотря на почти две сотни поправок, 81 из которых была принята депутатами, основная концепция нового закона мало изменилась (подробнее об обсуждении законопроекта в ГД см. здесь и здесь). Третейские суды разрешено создавать только при НКО и с разрешения правительства. Это нововведение с самого начала вызывало споры как внутри юридического сообщества, так и среди депутатов. Как рассказал в ходе пленарного заседания депутат ГД от фракции ЛДПР Иван Сухарев, «третейское сообщество выразило мнение, что привязывать выдачу разрешения к правительству не стоит – все-таки это подразумевает соответствующую ответственность государства и полную подконтрольность третейских судов, что, наверное, неправильно, поскольку суд, в том числе и третейский, должен быть независим». По мнению депутата, таким огосударствленным судам не будут доверять ни российские, ни зарубежные предприниматели.

Однако, как отмечает Павел Крашенинников, председатель Комитета ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, «процедура рассмотрения спора, которым занимаются третейские суды, и создание арбитражного учреждения полностью разделены и государство будет участвовать только в создании действующего учреждения». Кроме того, после обсуждений внутри комитета, депутаты все же решили частично снять ответственность по регистрации третейских судов с государства. Теперь при Минюсте РФ будет создан Совет, куда будут входить «не только чиновники, но и участники общественных объединений, предприниматели, представители юридического и научного сообщества». Такой Совет будет формировать решение, на которое и будет ориентироваться Минюст в вопросе, какие третейские суды стоит создавать, а какие нет.

Признали арбитрабельным

Еще в процессе обсуждения законопроекта в комитете жаркие споры вызвала поправка в сопровождающий законопроект: депутаты и чиновники не могли определиться, арбитрабельны ли споры, связанные с «оборотом государственного и муниципального имущества». Ранее в момент внесения поправок в проект закона ко второму чтению вице-президент Торгово-промышленной палаты Вадим Чубаров и замминистра юстиции Михаил Гальперин выступали против такой поправки, поскольку арбитраж может рассматривать только частные споры, а, по подсчетам Чубарова, порядка 80 % оборота связано с госимуществом.

Однако, как рассказал Павел Крашенинников, вопрос удалось уладить: «Мы договорились, что такие вопросы арбитрабельны, за исключением тех, что связаны с госзакупками». По словам депутата, выбор суда должен быть обоюдным с обеих сторон, но так как процедура формирования воли государства сегодня не сформулирована, непонятно, кто будет выражать его мнение в вопросе выбора суда и судей.

Юристы не против

Юридическое сообщество на законопроект отреагировало по-разному, однако с внесением поправок ко второму чтению многие отметили необходимость замены существующих норм функционирования третейских судов на новые. Так, например, управляющий партнер ЭБР (ООО «Эффективные бизнес ресурсы) Александр Журавлев отмечает, что «новый проект отличается значительной детальностью процессов третейского разбирательства, а также изменениями, которые не были прямо указаны в предыдущем законе, но сформировались в ходе рассмотрения судами спорных ситуаций». По его мнению, новый ФЗ сможет значительно улучшить российский институт третейского разбирательства, впрочем, интегрируется ли закон в правовое пространство, станет понятно только после формирования судами практики его применения.

Согласен с такой позицией и старший адвокат практики разрешения споров Debevoise & Plimpton Андрей Горленко. «Критика об огосударствлении, которая то и дело звучала то тут, то там, смягчается с введением Совета при Минюсте – то есть право администрировать споры будет выдаваться с учетом экспертного мнения», – рассказывает юрист. А внесенные во втором чтении поправки позволят создавать крупные и, что немаловажно, высокопрофессиональные арбитражные учреждения. «Одни и те же арбитры не могут входить в списки более чем трех арбитражных учреждений, – продолжает Горленко. – Кроме того, треть из рекомендованного списка арбитров должна иметь степень доктора наук, а половина –опыт разрешения споров в госсудах».

«С воодушевлением», по словам Павла Крашенинникова, ждут законопроекта судьи, которые раньше работали в ВАС и не прошли в ВС после объединения судов, так как по новым правилам они смогут занимать должность арбитров в третейском разбирательстве.

Впрочем, есть и те, кого реформа ФЗ не радует. Как говорит Андрей Горленко, чаще всего, такими оказываются «люди, которые не особо детально читают закон, либо не видят проблемы, которая сложилась с третейскими судами сегодня». По его словам, многие, в том числе третейского сообщество, забыли определение и функции третейского суда. «Это три арбитра, рассматривающие спор, что, кстати, не прописано в действующем законе, – продолжает адвокат. – А «здание с колоннами», где администрируют, а не рассматривают спор, то есть предоставят вам помещение, направят корреспонденцию и подадут кофе или чай, – это постоянно действующее арбитражное учреждение». По словам Горленко, новый законопроект четко разграничивает эти понятия, а критические замечания о повышении государственного контроля над третейскими судами появились исключительно от непонимания этого разделения.

С текстом законопроекта № 788111-6 «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» можно ознакомиться здесь.

Видео (кликните для воспроизведения).

С текстом законопроекта № 788159-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» можно ознакомиться здесь.

Источники


  1. Неосновательное обогащение. Судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2014. — 375 c.

  2. Хачатуров, Р. Л. Общая теория юридической ответственности: моногр. / Р.Л. Хачатуров. — М.: Юридический центр, 2017. — 965 c.

  3. Медведев, М. Ю. Аукционы. Проведение, участие, судебные споры. Справочник инвестора / М.Ю. Медведев, А.М. Насонов. — М.: Юстицинформ, 2013. — 224 c.
  4. Зайцев, Р. В. Признание и приведение в исполнение в России иностранных судебных актов / Р.В. Зайцев. — М.: Wolters Kluwer, 2013. — 208 c.
  5. Подхолзин, Б.А. Договоры, обязательства, сделки. Юридический комментарий. Судебная практика. Образцы договоров / Б.А. Подхолзин. — М.: Ось-89, 2014. — 350 c.
Законодательство об современном арбитраже в россии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here